?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Пошел второй год пребывания под стражей последнего всенародно избранного мэра Смоленска Эдуарда Качановского. Он начал постепенно забываться – в первую очередь, потому, что о нем в городе уже ничего не напоминает. В мэрии сидят другие люди, тех, кого привел туда лично Качановский, не прибегая при этом к советам экс-главного федерального инспектора Николая Рудака, исчезли с горизонта, система городского самоуправления полностью поменялась. Есть люди, которые уже сравнивают многотрудную деятельность Константина Лазарева (а то и Александра Данилюка) с «беспределом при Качановском», и старательно доказывают, что стало лучше. Спорить не стану: и сам стараюсь найти хорошее – там, где это возможно. Но в последнее время меня, признаться, тревожит тот аспект нашей городской жизни, который как раз остается неизменным. И если бы на выборах весной 2009 года победил Валерий Разуваев, и после победы Эдуарда Качановского, и при Константине Лазареве/Александре Данилюке константой остается «Смоленский банк».

Поначалу я относился к этому делу проще. Когда Качановский через несколько месяцев после избрания публично – кажется, на понедельничной планерке в мэрии - брякнул, что переводит все счета администрации Смоленска и муниципальных предприятий в «Смоленский банк», а тот якобы предоставит городу более выгодные условия обслуживания и кредитования, я тут же вспомнил аналогичные заявления некоторых других руководителей и решил, что это неизбежная плата за выборы. Первое, что делает победивший мэр (и избранный глава любого района, а раньше – и губернатор) – переводит бюджетные «бабки» в верный банк. Это, разумеется, кристальной чистоты коррупция, но совершенно при этом безопасная и практически законная – никто никогда не подкопается! Другое дело, что в нашем случае интеграция конкретного банка в повседневную жизнь Смоленска оказалась неожиданно глубокой. Мы имеем дело с холдингом, который проник почти во все сферы жизни областного центра. Условия, предлагаемые муниципалитету его предприятиями, неизменно оказываются лучшими из возможных… И что с того, что для этого пришлось поручить проведение конкурсов посторонней организации и отлучить от этой деятельности соответствующее подразделение горадминистрации? Они, складывается впечатление, могут все, и от происходящего начинаешь испытывать гордость – ну, как же! Все в Смоленске делают «Смоленские» предприятия! Не московские, не питерские, которых мы, и не видя, считаем врагами, а свои, местные.

И вот смотрите, что получается. Все муниципальные учреждения и предприятия вместе с их зарплатными проектами оказались в зависимости от одного кредитного учреждения. Все строительство и ремонт, которые предполагается произвести в Смоленске в рамках подготовки к 1150-летию города, все программы «Единой России» завязаны на возможности одной финансово-промышленной группы, и схемы распределения муниципального заказа, внедренные в жизнь городскими властями, просто не предполагают иных подрядчиков. И ладно бы – какое мне, обывателю, дело до подрядчика, если работа выполнена хорошо? Однако у медали есть и другая сторона вопроса: экспансия во все сферы городской жизни требует нешуточного напряжения сил и немалых средств, притом, что предприятия вроде «Смоленская нефтяная скважина», способного с легкостью затыкать финансовые дыры любой глубины, у ФПГ не имеется. Каким бы странным это ни казалось, но ведь и холдингу – с учетом недоброго внимания, прикованного к его деятельности в Смоленске, - приходится непрерывно доказывать свою незаменимость. Пока провалов нет – нет и неприятностей, но кто знает, как начнет складываться ситуация, случись хоть один серьезный сбой – и толпа недоброжелателей, имя которым, не стоит заблуждаться, легион, поднимет такой хай, что мало никому не покажется. Задавался ли кто-нибудь из чиновников, которые в настоящее время так охотно оказывают ФПГ поддержку, что будет, если этот сбой произойдет, или эта структура представляется им незыблемой? Банк в России - если это не особо приближенный к кому надо банк – в общем-то, беззащитен. Ну, вот, например, найдет ЦБ в его документах некое нарушение, и деятельность банка окажется – нет, не прекращена, но в той или иной мере ограничена. Пусть это не будет предано широкой огласке, пусть эти ограничения будут временными… Но как это отразится на повседневной деятельности холдинга, которая, так уж получилось, неотделима от повседневной жизни Смоленска? И чем в наших необычных условиях все это закончится? Ну, например, что будут делать в таких условиях главы Смоленска Александр Данилюк и Константин Лазарев, каким способом они будут решать задачи, которые – есть «Смоленский банк» или нет – никто не отменит?

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
m_zaxaroff
Mar. 7th, 2011 03:19 pm (UTC)
Ну деятельность банка, скорее всего, никто ограничивать не будет. По крайней мере, до тех пор, пока между областью и городом сохраняется относительное равновесие. Я почти уверен, что пока юбилей не справим - все будет тихо. Но в описанной тобой ситуации уже происходят сбои, связанные с "нешуточным напряжением сил". Взять тот же подземный переход, сделать который в срок ну никак не удается. Не тянет ССК этот проект...
gfdkbr9
Mar. 7th, 2011 03:32 pm (UTC)
вопрос - кто будет отвечать за невовремя построенный переход, или за детсад на ул. Октябрьской?
gfdkbr9
Mar. 7th, 2011 03:29 pm (UTC)
Показал потенциально коррупционную схему - в принципе - это то, чем должны заниматься журналисты. Такого журналиста можно только поблагодарить - это важный фактор гражданского общества.
( 3 comments — Leave a comment )