?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Пора, наверно, вернуться к теме моего дома на улице Коммунистической, а то постоянный читатель гадает – закончилась ли многолетняя история и чем именно.

Итак, как здесь писалось (все подробности, как трагические, так и смешные – как на ладони по тегу «горячая вода»), с весны 2013 года, то есть свыше четырех лет, в моем доме нет горячей воды. В апреле 2014 года в кабинете главы субъекта состоялась встреча с «руководителями ведущих региональных СМИ», на которую за компанию позвали и меня (я тогда, сознавая важность события, даже рубашку надел). В ходе разговора глава субъекта с чувством рассказал, как мечтает добиться, чтобы горячую воду у жителей Смоленской области отключали летом на две недели, а не на много месяцев, как в последние примерно 30-35 лет.

Ну, я и не сдержался: вот, сказал, через сквер стоит дом, так там год горячей воды нет, несмотря на обращение лично к вам. Ну, ясное дело, глава субъекта тут же при свидетелях пообещал немедленно дать распоряжения и проч., и проч.  Дальше было несколько месяцев присущей этой администрации пустой суеты (кто знаком с Медведевым А.А., которому было поручено заниматься этой проблемой, представляет, какого размаха она достигла), после чего к зиме все благополучно затихло. Честно прождав год, я написал, что считаю администрацию Алексея Островского самой никчемной и бесполезной из всех, за деятельностью которых наблюдаю с 1996 года, служа в различных редакциях.

Именно тогда была полностью разрушена моя вера в слово главы субъекта и его окружения. Понимаете: представить, чтобы во времена, когда начальником УЖКХ служил Иван Аверченков, в центре города в шестиподъездном доме два года не было горячей воды, просто невозможно, а вице-мэр по городскому хозяйству Александр Логутов (сам свидетель) решал подобные проблемы за 15 минут. И именно тогда я был проклят в Доме Советов – у меня забрали пропуск в здание областной администрации и – страшно сказать! – выкинули из почтовой рассылки пресс-релизов.

Так вот, после всех этих метаний в 2014 году выяснилось, что здание теплопункта (название неправильное, поскольку с отоплением его оборудование никак не связано, там только и есть, что подогреватель и насосы для доставки горячей воды на этажи) находятся в аварийном состоянии, и «Жилищник» не может включить отопление и отвечать за него в таких условиях. Следует отметить, что на руках у жильцов есть два решения суда от 2013 года – одно обязало администрацию Смоленска отремонтировать здание теплопункта, второе – обязало «Жилищник» обеспечить дом горячей водой. Ни одно, ни второе к тому моменту самым наплевательским образом не было выполнено.

В общем, через три года, в 2016-м мэрия изыскала в бюджете около трех миллионов рублей и здание теплопункта отремонтировала, а точнее – подрядная организация построила нам полностью новое здание. Строили его прямо над ржавым оборудованием, и нет ничего удивительного в том, что вскоре выяснилось, что все это барахло непригодно к эксплуатации. Мало того, что оно установлено при Брежневе, то есть по любому исчерпало срок своей службы, оно три года по вине мэрии и «Жилищника» при любой погоде находилось практически под открытым небом. Вина жильцов, как мне кажется, во всем происходящем есть – нужно было сразу обратить внимание суда, что не только здание, но и что оборудование подлежит замене вследствие полного износа, но об этом тогда забыли (все же более-менее работало), а теперь все мы пожинаем плоды этой непредусмотрительности.

Ну так вот, когда здание было построено и принято жильцами, мы с моей соседкой Тамарой Петровной Мотузовой отправились на прием к вице-мэру Захарцову, чтобы прояснить дальнейшие планы органа местного самоуправления относительно организации горячего водоснабжения нашего дома. В ходе разговора с ним стало понятно, что варианты решения проблемы есть разные, но все они предполагают приобретение нового оборудования теплопункта за счет жильцов дома (по решению суда, он является неотъемлемой частью дома). Хотите - так покупайте, хотите – этак, а уж потом мы найдем, кто возьмет на себя эксплуатацию.

Они там считают, что теплопункт они по решению суда жильцам дома передали – и идите себе, убогие, с миром! Теперь, мол, все проблемы ваши, и никому они неинтересны. Проблема в том, что никакой официальной передачи теплопункта с баланса «Жилищника» совету дома или другим уполномоченным лицам не было, и у чиновников нет ни одного документа, который бы закреплял эту передачу, доказывал этот факт. То есть они говорят: все это ваше, а я вот с еще большей уверенностью утверждаю, что все это добро – муниципальное, и решать проблему обязана администрация города. На этом мы с Захарцовым и разошлись.

Сходили мы уже летом и к Соваренке – прояснить нового мэра. Тот был бодрый, загорелый, живот у него тогда еще не был таким, как сейчас. Сказал, об истории наслышан, будем, мол, решать, тем более, что вот и Швыдкина, который явно во всем виноват, уже нет, а есть молодой энергичный начальник УЖКХ Азаров, которому будет поручено разобраться и дать письменный ответ, а Бабюк, новый зам по городскому хозяйству, брат-близнец Захарцова, проконтролирует. Честно сказать, как-то сразу не поверил ни одному слову, но оставил все это до поры без комментариев, поскольку появились новые люди, и надо посмотреть, на что они способны.

Не поверил, скажу сразу, именно из-за Бабюка. И он, и Захарцов – это люди из жилищной инспекции. Кто-то по какому-то недоразумению считает их специалистами в сфере ЖКХ, но это огромное заблуждение, товарищи! Жилищная инспекция Смоленской области занимается только одним делом – отписками. Она заматывает, запыляет, забалтывает реальные городские проблемы, защищает чиновников и прилагает все силы, чтобы органам власти ничего не пришлось делать. Я ж вот рассказывал о своих соседях с верхних этажей: рабочие сняли с дома часть кровли во время ремонта, дождь, все имущество мокрое. Убытки! Те обратились в жилищную инспекцию. Пришла оттуда комиссия, все зафиксировала, потом пришла снова и говорит: мы тут в суд иск отправили, но у нас его не приняли, поскольку мы указали ненадлежащего ответчика. Ну, а что с судом сделаешь? Вот так они все время и работают. Поэтому, когда Соваренко назначил замом Бабюка, мне почти все про будущее городского ЖКХ стало понятно. И вы иллюзий не стройте.

Ну, и пришло-таки Тамаре Петровне письмо от этого самого Азарова, молодого дарования, и стало понятно, что ничего в Смоленске при Соваренке не изменится: то же вранье, та же некомпетентность. Словом, Бабюк и впрямь проконтролировал. Интересно, что даже «Жилищник» молчит: судебное решение надо выполнять, теплопункт построили, надо бы прийти, поговорить с людьми, как быть…. Нет!

В общем, хороши у нас дела: три миллиона рублей мэрия из бюджета потратила (больше же было не на что), здание теплопункта построили – и пусть теперь оно себе разрушается. Деньги бюджетные, кто их считает.