?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



На прошлой неделе в бизнес-клубе прошло очередное заседание Смоленского дискуссионного клуба "Общественное мнение", посвященное нынешнему состоянию дел в сфере публичной политики. Приглашенной "звездой" собрания был доктор политических наук, профессор Александр Сунгуров, а меня позвали что-то сказать на заданную тему с точки зрения журналиста. Я хотел сказать многое, но модератор был строг, и в результате, по моим собственным ощущениям, связного повествования не получилось. Пытаясь оправдаться перед участниками встречи за сумбур, размещаю то, что хотел бы сказать о публичной политике в Смоленске, если бы был оратором.

Смоленская область и в лучшие годы не блистала публичной политикой, сейчас же ее не стало вовсе. В моем понимании, это нехорошо, но здесь стоит разобраться, нужна ли публичная политика подавляющему большинству населения, и не исчезла ли она по объективным причинам.

Мне ее исчезновение представляется обоснованным, и умерла публичная политика не полностью, а в своей привычной ипостаси. Когда в жизни у человека были только завод и семья, его можно было заинтересовать политическими проектами, идеями справедливого распределения прибавочной стоимости и переустройства общественной жизни. С тех пор мир очень изменился, повседневная жизнь человека стала богаче и более наполненной. Появилось телевидение, потом – интернет, но главным увлечением человечества стало потребление, и именно последнее обстоятельство в сильнейшей степени разделило наши интересы. Мы теперь очень разные, нам трудно о чем-то договориться. Самый простой пример: на собраниях жильцов мы зачастую не в состоянии найти общий язык даже с соседями. Живем в одном доме, но при этом у кого-то есть машина, а у кого-то нет, у кого-то есть дети, у кого-то – собака, кто-то квартиру сдает, кто-то живет на верхнем этаже, который заливает, а кто-то – на первом, где холодно зимой. И при обсуждении капремонта каждый из нас исходит из собственных обстоятельств, что и приводит к жарким спорам и неразрешимым противоречиям.

Ровно то же самое происходит в политике. Политик приходит к нам с призывом поддержать демократию или, напротив, вернуться к монархии, но нам все это совершенно неинтересно, поскольку у нас полно собственных проблем и увлечений. Нам, по большому счету, нет дела, кто у власти в Москве, и чем они там занимаются – лишь бы не мешали заниматься любимым делом (иначе говоря, нам нужна стабильность). Традиционные политики столкнулись с тем, что лозунги вообще перестали работать, на них практически никто не покупается. Удрученные этим обстоятельством, они отошли в сторонку, свернули свою деятельность – типа, не та нам попалась страна, не те люди. Вот одна из объективных причин свертывания публичной политики.

Разумеется, ровно так же обстоят дела и на Западе, поскольку именно там начало формироваться общество потребления. Политические партии в развитых странах практически не отличаются во взглядах на экономическую модель, от того, какая из них приходит к власти, общественный строй не меняется. Но они успешно существуют и занимаются публичной политикой, поскольку вовремя заметили перемены в обществе и изменили подходы к избирателям. Они сосредоточились на деталях, и сейчас их можно различать по отношению к церкви, к экологии, к национальному вопросу, к меньшинствам, к мигрантам, к абортам и так далее. Посмотрите любой западный фильм, в котором речь идет о выборах – кандидат проводит встречи в домах престарелых, в полицейских участках, в гетто, рассказывает о себе садоводам и любителям кошек. Я как-то написал, что региональное отделение КПРФ по своей численности сравнилось с клубом любителей кошек, и это, на самом деле, вполне правомерное сравнение: любители кошек – это отдельная, очень крупная группа избирателей, к которой в нынешних условиях нужно искать особые подходы. Весь мир, говорят, вообще делится на собачников и кошатников, какой уж тут марксизм…

Ни одна политическая партия в Смоленской области за последние десять лет не сказала мне – обычному жителю Смоленска - ничего интересного. В наиболее выигрышном положении находится «Единая Россия» с ее партийными проектами, но возникают все эти «дворы» и «дороги» не пойми как, придумываются в Москве, финансируются за счет средств федерального бюджета, выполняются тяп-ляп, и никому, по большому счету, нет до них никакого дела. Остальная политическая деятельность в Смоленске сейчас сводится к вопросу, ты за главу субъекта или против, и за исключением ста человек, лично вовлеченных в процесс, это также никому неинтересно.

Мы ждем появления политиков, которые поймут, что к избирателям нужны новые подходы. Какие-то наметки уже есть: даже у ЕР появились одномандатники, которые в период предвыборной кампании ходят по дворам, но пока, как мне кажется, это движение наощупь – польза от таких действий уже почти всем очевидна, но алгоритма оптимального проведения подобной встречи нет. Вот кандидат – единоросс поставил у нас во дворе лавочки и песочницу. Помогло ли это ему? За лавочки люди ему благодарны, а вот песочница, скорее, дала минус. Вспоминая собственное детство золотое, кандидат привез и песочницу соответствующую – открытую всем окрестным котам и псам, да еще и про песок забыл. А народ-то сейчас в Смоленске уже другой живет, в интернете читает про гигиену, про лямблий знает. В общем, играть в песочнице детишкам взрослые не дают.

Описанная ситуация губительна для Смоленской области – не с песочницей, а с публичной политикой, конечно. Простой пример: в конце прошлого года депутаты облдумы, где как бы представлены пять политических партий (речь идет именно о публичных политиках), отменили налоговые льготы для предпринимателей, и в СМИ не появилось об этом ни одного слова – ни в период обсуждения законопроекта, ни после вступления закона в силу. Малый бизнес узнал об этом в декабре из сообщений налоговых органов, и многие предприниматели просто не успели предпринять шаги, позволяющие нивелировать ущерб от этих нововведений. Берусь утверждать, что еще 10 лет назад такое было бы невозможно: подобный законопроект обязательно широко обсуждался, и реакция общественности, возможно, вообще помешала бы депутатам его принять. Почему так произошло сейчас? Несмотря на общую деградацию законодательного органа, там все же есть действующие предприниматели, способные оценить значение подобного документа, однако они промолчали – либо им совсем все равно, либо помешала партийная дисциплина. Сейчас у нас в регионе уже второй созыв облдумы, который за время своей работы не выдал на-гора ни одного самостоятельного продуманного решения, направленного на реальную поддержку предпринимательства. Между тем, речь идет о серьезной и перспективной группе избирателей, которая должна быть чрезвычайно интересна любому здравомыслящему политику.

Я предпринимателем не являюсь, и, как обычному жителю города, не журналисту, мне нет особого дела до областной власти – ее многотрудная деятельность на моей повседневной жизни практически не отражается. Зато меня очень касается деятельность муниципальной власти, и отсутствие публичной политики на этом уровне куда более печально. Здесь я уже вообще не говорю о партиях, их беспомощность в вопросах местного значения очевидна.

Сложилась очень тревожная ситуация: местная власть просто не знает о проблемах, волнующих население города. Решение многих из них даже не требует денег, зато могло бы существенно улучшить рейтинг мэра. Но они - эти проблемы - не обсуждаются и не решаются. При Алашееве городские власти закрылись от горожан полностью, в последние годы они реагируют только на замечания главы субъекта, разбирающийся в порученном деле чиновник – вымирающий вид. Будете в центре – обратите внимание на тротуарную плитку у здания мэрии. Она вся выщерблена, и сперва даже непонятно, что с ней произошло – такой же монолитской брусчаткой выложен весь город, но нигде она так ни деформирована. Что же тут-то случилось? А просто. У мэрии зимой лед ломами долбят, ожесточенно и непрерывно, чтобы наши любимые руководители, не дай бог, не поскользнулись. По ночам даже долбят, вот и весь секрет, такое вот Сколково.

Нынешний горсовет напоминает музей восковых фигур. Депутатам пора уже переходить на заочное голосование, поскольку на такие, с позволения сказать, сессии ни к чему и собираться. Раз такие депутаты - нет и запроса на обсуждение городских дел.

Публичная политика очень нужна Смоленску. Проблема в том, что даже ее появление не спасет ситуацию. Нужно, чтобы результаты работы экспертов, всевозможных небезразличных людей, энтузиастов и активистов… пусть они не будут востребованы властью, но пусть власть хоть принимает к сведению чужое мнение, а не списывает его в утиль как заказуху неких мифических злонамеренных «оппонентов»! Но механизма такого взаимодействия нет, действующие структуры лишь имитируют бурную деятельность, работая вхолостую. И не потому, что в Смоленске нет людей, небезразличных к своему городу, а потому что волнующие их проблемы остаются их частным делом.










Comments

( 2 comments — Leave a comment )
Hjvfyh
Feb. 14th, 2017 03:25 pm (UTC)
Дмитрий, вы вполне связанно изложили свои взгляды на мероприятии, и благодарю вас, что повторили их здесь, в своем блоге. Кто вас слушал, тот понял. Я в целом согласен с вами, мне ваши мысли показались убедительными. Вот что хотел добавить. Сейчас, когда у власти в Смоленске пришла новая администрация, и новые люди, не имеет ли смысл возродить идею о создании в Смоленске Общественного городского совета, или районных советов, а может быть и того и другого? При всех недостатках он мог бы стать тем мостиком, который соединил людей и власть, и полем для диалога...
raichev
Feb. 14th, 2017 06:47 pm (UTC)
Я за мостики, всецело. Если они окажутся нужны новой администрации - прекрасно.
( 2 comments — Leave a comment )