?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Рассвет на болоте



Я в последнее время не раз писал, что Смоленск потерял перспективу. Не скажу, что с этим все было хорошо раньше, но на пару лет в этом веке город и впрямь оживился. Жаль, длилось это недолго, а при нынешнем главе субъекта с его коалкой все вокруг вообще погрузилось в беспросветное уныние. Это объяснимо: для того, чтобы куда-то двигаться и добиваться каких-то результатов, нужно представлять, чего ты хочешь. Сейчас руководящие посты в Смоленской области занимают люди, которые не просто не знают, чего бы они хотели добиться (кроме повышения зарплаты), но даже на этот счет не задумываются. Они погружены в какую-то ежедневную беспредметную и по большей части бессмысленную суету (так называемую «политику»), которая, как болото (мой любимый образ для характеристики Смоленской области в период работы коалки), засасывает и губит все живое – ну, кроме разнообразного гнуса.

Но вот в среду вечером, 1 февраля 2017 года, у Смоленской области появилась перспектива. Запомним этот день.

С чего все началось? 13 сентября прошлого года пресс-секретарь Российского союза туриндустрии Ирина Тюрина сообщила «Интерфаксу», что на «Красной горке» не впустили в Россию автобус с австрийскими туристами.

- Автобус с 30 туристами австрийской турфирмы направлялся по трассе Е30 Минск - Смоленск – Москва, - рассказала Тюрина. - У туристов была ночевка в Минске, следующая запланирована в Смоленске, а затем автобус должен был направиться в Москву и Санкт-Петербург. Однако представитель пограничной службы на пропускном пункте "Красная Горка" под Смоленском отказал сопровождающему и группе во въезде и предложил въехать в Россию через Брянск.

В результате автобусу пришлось вернуться в Белоруссию через Оршу в Гомель и уже оттуда ехать на погранпункт "Новые Юрковичи", сделав крюк в 800 км. После этого группа из 30 немолодых австрийцев вынуждена была стоять в очереди на погранконтроль еще 5 часов. Неожиданный отказ пропустить группу туристов в Смоленском погрануправлении объяснили нехваткой оборудования для проверки паспортов, а также статьей 4 договора между РФ и Республикой Беларусь от 1995 года о запрете на проезд граждан третьих стран.

- Польские СМИ активно пишут о том, что путешествующие на личных автомобилях иностранцы не могут въехать в Россию через переход на границе с Белоруссией, - также сообщила Тюрина. - Поляки, чехи и литовцы теперь вынуждены въезжать в страну через Латвию. "Красная Горка" 30 лет была международным пунктом пропуска и в одночасье вдруг перестала.

Я от такой новости, конечно, вздрогнул, но решил, что это какое-то недоразумение, поскольку закрыть М1 для иностранных туристов – такого просто не может быть. Но 10 октября было объявлено, что все происходящее на смоленско-белорусской границе – не страшный сон, не приступ глупости, а суровая реальность. При этом в одном из комментариев - Deutsche Welle, если не ошибаюсь – проскочило предположение, что происходящее имеет отношение к намерению руководства Белоруссии открыть безвизовый проезд для граждан 80 стран. Мне оно показалось существенным, поскольку и впрямь объясняло происходящее, однако впоследствии в комментариях российских официальных лиц речь об этом не заходила.

На самом деле, как оказалось, соответствующее заявление белорусские власти сделали еще в августе, а в конце января стало известно, что с 9 февраля – через неделю - Белоруссия позволит гражданам 80 государств въезжать на территорию республики без виз на пять дней. «Льготы» распространяются на 39 стран Европы, включая весь Евросоюз, а также Бразилию, Индонезию, США, Японию и многие другие государства.

Понимаете, пусть даже и пять дней, но это очень существенно – с учетом того, что между Россией и Белоруссией вообще нет границы. Это фактически означает, что иностранцы, которые должны получать визы для въезда в Россию, в принципе, смогут при желании побывать у нас в стране без всяких паспортов и отпечатков пальцев, и это даже будет не очень опасно – с учетом протяженности несуществующей российско-белорусской границы.

Дальше - больше. На прошлой неделе выяснилось, что Евросоюз выделит Белоруссии 7 млн евро на «решение вопросов, связанных с увеличивающимся потоком нелегальных мигрантов». При этом одним из направлений работы в рамках проекта станет создание центров временного содержания иностранных граждан. МИД Белоруссии, правда, тут же заявил, что России не стоит на этот счет беспокоиться, а неделю назад президент Лукашенко не то, чтобы отказался от этого проекта, но велел самым тщательным образом проработать все детали, как бы чего нехорошего не вышло: Белоруссии, мол, мигранты не нужны! При этом, думаю, от миллионов настоящих денег никто не откажется, а у России, на самом деле, появились все основания опасаться, что ненужные Лукашенко мигранты окажутся... да вот хоть в Смоленской области. Начнут из леса выходить организованно по "дороге контрабандистов".

Ну, и 1 февраля произошло закономерное: принято решение установить пограничную зону на границе с Белоруссией.

Появление границы – можно даже сказать, восстановление – закономерно. О том, что вся эта нелепая «интеграция» рано или поздно завершится именно таким образом, я писал давно, предполагая, правда, что развязка наступит попозже – после Лукашенко. События начали развиваться быстрее, и в среду вечером Смоленская область вновь официально стала пограничным регионом. Мне представляется, что эта смена статуса к лучшему.

Строительство границы означает крупные капиталовложения, новые рабочие места, увеличение штата пограничной службы и таможни, развитие пограничной и логистической инфраструктуры, быть может, даже какую-нибудь войсковую часть в Краснинском районе разместят, чем черт не шутит. Область реально становится воротами в Россию, и сейчас этот довод начнет звучать куда весомей, чем в 2008-10 годах.

Долгие годы «интеграции» обошлись Смоленской области очень дорого. Агрессивная торговая экспансия белорусов, ставшая возможной вследствие вопиющей некомпетентности нескольких поколений смоленских чиновников и их вопиющему же безразличию к постоянно ухудшающейся социально-экономической ситуации, превратила регион в выжженную пустыню. Мелкие производители и переработчики сельскохозяйственной продукции просто сгинули, поля заросли березняком, а в это время чиновники усиленно убеждали жителей Смоленска, что белорусская еда – это вкусно и дешево, и нам никакой кризис не страшен, поскольку если что, нас накормят белорусы. Белорусская еда постепенно стала и недешевой, и невкусной, а если судить по ежедневным сообщениям Россельхознадзора о задержании на «Красной горке» многотонных партий белорусского продовольствия, так и вообще опасной для здоровья. Но ею по-прежнему забиты наши магазины и рынки!

Апофеозом «интеграции» для Смоленской области стало банкротство завода холодильников, целью которого, как я уже писал, похоже, было устранение с рынка конкурентов минского «Атланта», и двух автоагрегатных заводов, некомпетентное руководство которых умудрилось поставить судьбы рабочих-смолян в зависимость от непредсказуемой политики президента другого государства. А тот подвел: для него, в отличие от смоленских чиновников, интересы собственной страны оказались важнее «интеграции».

Теперь волна белорусской еды, надо думать, начнет спадать. Заменить ее экономика Смоленской области неспособна, и, возможно, это даст толчок появлению новых производств, способствует оживлению смоленского малого бизнеса. Ситуацией нужно воспользоваться, пока рынок еды не оказался полностью сдан производителям из соседних регионов с вменяемой властью – как уже полностью сдан им рынок алкоголя.

Беда в том, что коалка к работе в новых условиях неспособна. Уже и сейчас, когда три огромных промышленных предприятия пошли с молотка, департамент инвестиционного развития продолжает налаживать связи с белорусами – как будто чиновникам мало того, что уже потеряла на этой дружбе многострадальная Смоленщина. Да и глава субъекта у нас – видный интегратор. Еще будучи депутатом Госдумы, он профессионально занимался этим делом (как, отмечу справедливости ради, и его предшественник на посту губернатора Смоленской области).

Зато новый губернатор вполне сможет выйти в правительство с инициативой о разработке федеральной программы восстановления экономики Смоленской области, разрушенной в годы «интеграции», и если хорошо подготовить проект этого документа – перечислить, сколько областных предприятий разорилось из-за демпинговых цен на белорусское продовольствие и нескончаемых ярмарок белорусских товаров на улицах и площадях смоленских городов, оценить продовольственную безопасность региона, долю белорусского бизнеса, вопросы его налогообложения и прочие печальные аспекты нашей нынешней жизни, думаю, в Москве вполне можно будет найти понимание.

В общем, ждем перемен к лучшему.