?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



В прошлом году в ходе выборов губернаторов в каком-то регионе проводили второй тур, и между первым и вторым турами появилось достаточно много суждений о том, кто из двух кандидатов лучше – просто потому, что и один, и второй получили действительно серьезную поддержку населения. Мне запомнился один комментарий: журналист заявил, что в сложившейся экономической ситуации совершенно неважны политические убеждения, а выбирать нужно того, кто обеспечит приток в регион федеральных субсидий. Дескать, самостоятельно область существовать не может, просителей в коридорах федеральной власти сейчас немерено, и нужен человек, который сумеет заходить в нужные кабинеты и выбивать деньги. И в этом смысле, мол, такой-то кандидат выглядит предпочтительнее такого-то, хотя он и… Ну, не помню, что за регион это был, и кто там и чем был хорош из двух кандидатов. Вот с подходом не согласиться трудно.

Смоленская область чуть жива и также очень зависит от федеральных субсидий. Агитпроп убеждает нас, что из чувства глубокого уважения и непреодолимой приязни федеральных чиновников к губернатору Алексею Островскому область получает огромные средства, намного опережая другие регионы, которым не выпало счастья попасть в руки ЛДПР. Я, конечно, понимал, что в большинстве случаев это именно что агитпроп – просто в пресс-релизах часто указывается общий размер субсидии, который выделен регионам на решение определенной задачи, потом – доля Смоленской области, и, сравнив две эти цифры, понимаешь, что досталось нам, мягко говоря, немного. Но насколько немного? И тут, конечно, нужно учитывать и характер задачи, которую правительство поставило перед регионами, и возможность ее реализации в Смоленской области. Разумеется, сравнивать Смоленщину с Краснодарским краем по многим параметрам некорректно.

Недавно по долгу службы я немного углубился в этот вопрос. В феврале правительство выпустило 11 постановлений, распределив между регионами средства на поддержку сельского хозяйства. Я попробовал сравнить сумму, доставшуюся Смоленской области, с тем, что получили другие регионы ЦФО.

Итак, на реализацию мероприятий по предоставлению грантов на развитие семейных животноводческих ферм Смоленская область получила 13,083 млн рублей. В ЦФО 18 регионов, Москву и Московскую область не считаем. Меньше нашего получили Иваново, Курск, Орел, Ярославль.

На возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам (займам) на развитие растениеводства Смоленская область получила 5,155 млн рублей. Последнее место в ЦФО.

На возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам (займам) на переработку продукции растениеводства и животноводства в области развития оптово-распределительных центров Смоленская область получила 9,981 млн рублей. Меньше – только Иваново и Кострома.

На возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам (займам) на развитие растениеводства, переработки и реализации продукции растениеводства Смоленская область получила 18,186 млн рублей. Меньше – только Кострома и Ярославль.

На возмещение части процентной ставки по долгосрочным, среднесрочным и краткосрочным кредитам, взятым малыми формами хозяйствования Смоленской области выделено… гм…876 тысяч рублей. Последнее место.

На возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам (займам) на развитие животноводства, переработки и реализации продукции животноводства Смоленской области выделили 11,443 млн рублей. Меньше – только Иванову.

На возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам (займам) на развитие животноводства Смоленская область получила 28,015 млн рублей. Меньше – только Иваново и Кострома.

Вот, наверно, предмет гордости: на возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам (займам) на развитие молочного скотоводства Смоленской области выделено 14,614 млн рублей. Меньше – Иванову, Калуге, Костроме, Курску, Липецку, Орлу, Тамбову, Твери, Туле.

На возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам (займам) на строительство и реконструкцию объектов для молочного скотоводства Смоленской области выделено 43,544 млн рублей. Меньше – Костроме, Курску, Орлу.

На реализацию мероприятий по предоставлению грантов на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства и единовременной помощи на бытовое обустройство начинающим фермерам Смоленская область не получила ничего. Все остальные регионы ЦФО деньги получили.

На грантовую поддержку сельскохозяйственных потребительских кооперативов Смоленская область денег не получила – так же, как Брянск, Владимир, Воронеж, Калуга, Курск, Рязань, Тверь и Ярославль.

Говоря о сельском хозяйстве, нужно иметь в виду, что ситуация в этой сфере в различных регионах ЦФО очень отличается, поэтому округ часто делят на несколько частей, объединяя соседние регионы, близкие по климату и социально-экономическому положению. Обычно вместе со Смоленской областью рассматривают Брянскую, Калужскую, Рязанскую и Тульскую области. Но и в таком разрезе показатели у администрации Смоленской области никудышные. Если Брянской области 11 постановлениями правительства в общей сложности выделено 2,2 миллиарда рублей, то Смоленская область тут выглядит абсолютным аутсайдером – 145 млн рублей.

Конечно, депутаты облдумы могут и дальше врать об успехах администрации Смоленской области в деле привлечения средств федерального бюджета, но в действительности ситуация в этой сфере аховая – судя по приведенным цифрам, активность смоленских чиновников в Москве близка к нулю. Все это напоминает правление Маслова. Тогда наблюдался такой же обвал показателей, только в то время про успехи в привлечении инвестиций и субсидий все-таки так много не трепались.

И, кстати, об инвестициях. Брянской области на возмещение процентной ставки по инвестиционным кредитам, полученным предприятиями АПК для развития растениеводства, животноводства, переработки, инфраструктуры и логистического обеспечения рынков продукции досталось около 2 млрд рублей, Рязанской области - 561 млн, Калужской области - около 200 млн, Смоленской - всего 33 млн рублей. Это, скорее всего, означает, что денег-то, может, и дали бы, да только давать особо некому. Такая вот зона рискованного инвестирования.