?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Недавно кто-то из депутатов Госдумы выступил с инициативой о сакрализации власти в России. Дескать, нужно законодательно закрепить положение, что человек, занимающий государственную должность, имеет куда больше прав, чем простой смертный, а вот рассматривать и оценивать его действия с мирских позиций не допускается. Смерд никогда не поймет ход государственной мысли, и его попытки лезть не в свое дело надо объявить незаконными. Идея, в принципе, не новая, и причина ее появления проста. Понять, чем занимается в России государственная власть, в основном, невозможно, говорят и пишут об этом много, и даже если не пишут – реальная жизнь наталкивает на соответствующие выводы, и люди, занимающие посты, хотите - верьте, хотите - нет, из-за этого нервничают – несмотря на собственную толстокожесть. Вот и приходят им в голову всякие глупости насчет сакрализации собственной персоны…

Возьмем, например, нынешнюю областную Думу. Это очень необычная по смоленским меркам группа людей. Осенью 2007 года законодательное собрание впервые было сформировано по смешанной системе: 24 мандата распределялись в ходе обычной предвыборной кампании в одномандатных округах, вторая половина – по партийным спискам. Главный результат перехода к такому способу казался положительным, ведь в областной Думе должны были появиться партийные фракции, и, как казалось, добиваться опостылевшего единодушия по отношению к действиям администрации Смоленской области в таких условиях окажется сложнее. Фракции и впрямь появились – кроме «Единой России», в законодательном органе действуют депутатские объединения КПРФ и ЛДПР. Но вместе с изменением депутатского корпуса изменилась и концепция законодательного органа, место, которое он занимает в общественно-политической жизни. А вот единодушие никуда не делось! И дело даже не в том, что ЕР обладает большинством голосов и в состоянии принять любой закон, а в том, что Дума способна проявлять единодушие по отдельным вопросам – в том числе, и в случаях, когда это идет вразрез с позицией исполнительной власти.

Может, депутаты со мной и не согласятся, но самым важным днем в жизни областной Думы IV созыва стало 14 декабря 2007 года, когда состоялось ее первое заседание. В тот день стало известно, что в Смоленской области наконец меняется власть: Виктор Маслов, который возглавлял избирательный список «Единой России», получил из рук председателя Избирательной комиссии Смоленской области Анатолия Абрамкина удостоверение депутата Смоленской областной Думы. Это были удивительные с точки зрения законодательства минуты: в большом зале Дома Совета перед ним стояла табличка «губернатор», а он уже был депутатом! Впрочем, при всей важности этого события для истории Смоленщины, дальнейшее функционирование законодательного органа было определено двумя последующими решениями – избранием Анатолия Мишнева не пост председателя и Виктора Маслова – представителем областной Думы в Совете Федерации. Они были приняты молниеносно, причем альтернативы не было – другие кандидаты на эти посты даже не рассматривались. Депутаты-новички (благодаря впервые проводимой процедуре выборов по партийным спискам, многие из них получили мандат чисто случайно, то есть до дня выдвижения были в общественно-политической жизни пустым местом) боялись раскрыть рот, а с основной номенклатурной массой – ряд депутатов работает уже не в первом созыве - этот вопрос был тщательно проработан. Пройди еще пара дней, появись в прессе информация об отставке Маслова и комментарий, который дал по этому поводу полпред Георгий Полтавченко – и ничего подобного добиться просто не удалось бы. Но 14 декабря, когда еще никто ничего не понимал, удача Маслову с Мишневым улыбнулась!

Следует отметить, что все последующие годы Мишнев действовал очень последовательно. У его предшественника Владимира Анисимова не было нужды в любви и преданности коллег. Он обладал таким опытом и пользовался во властных кругах таким авторитетом, что мог позволить себе наблюдать свысока за разноголосицей в областной Думе, не только ей не мешая, но порой еще и поощряя. У Мишнева подобных качеств и репутации не было, но он нашел способ объединить вокруг себя депутатов из всех фракций. Инструментом консолидации, конечно, стали деньги (это метод успешно использовался Масловым, и целый ряд фигур из его окружение после смены губернатора нашли себе место у трона Мишнева), и бюджетная смета Смоленской областной Думы на 2011 год вполне позволяет оценить размер этих вложений. Привязывая к себе коллег материально, Анатолий Иваныч параллельно формировал и общие для всех народных избранников интересы. Эта деятельность также оказалась успешной. В организованных на нескольких заседаниях слушаниях, посвященных деятельности областного фонда поддержки предпринимательства, своя роль была не только у неизменной группы поддержки Мишнева из числа депутатов-единороссов, работающих на постоянной основе – Мартынова, Черткова, Гимарова, Рыжиченкова, но и у оппозиции – например, у обоих Кузнецовых. В других подобных вопросах – например, в дебатах о зарплате депутатов - в качестве запевалы успешно выступал Платонов… Все эти действия привели к тому, что депутатский корпус к сегодняшнему дню стал монолитом почище прежнего – и не заметно, чтобы там какие-то партийные фракции были! Справедливости ради стоит признать, что ритуальные пляски и коммунисты, и жириновцы время от времени на заседаниях законодательного органа устраивают – что-то там клеймят, что-то критикуют, но в главном вопросе – в отношении к председателю и проводимых им решениям – у них никаких разногласий с ЕР нет.

Они неплохо устроились. Все нынешние депутаты – за очень редким исключением - с ужасом думают о приближении очередных выборов и своих перспективах остаться в этой колоде. И если в 2007 году у региональных отделений КРПФ и ЛДПР были серьезные проблемы с формированием партийного списка, то в 2012 году партийные боссы, если окажутся расторопными, еще и заработать смогут – очень уж заманчивым стало кресло депутата областной Думы! Зарплата огромная, объем работы - нулевой, фонд, позволяющий совершать добрые дела – немыслимый. Личный авторитет народные избранники теперь зарабатывают не на личные средства в свободное от работы время, как когда-то было в Смоленской областной Думе, а за казенный – расходуя на благо своих избирателей средства налогоплательщиков. Ответственности при этом вообще никакой, по телевизору показывают – только скажи, а уж сколько возможностей покрасоваться на публике! Синекура, словом. И вот это – та плодородная почва, на которой вырастают идеи о сакрализации власти. Кому же не хочется каким-либо образом зафиксировать статус-кво: отменить выборы, объявить себя небожителем и так далее. Можно себе представить, как волнительны будущие выборы для депутатов Госдумы…