?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

wapoap (Large)

ВЕТЕРАНЫ КГБ
привносят методы этого ведомства в свой стиль работы на руководящих должностях
в гражданских структурах власти


В России 25% высоких руководящих постов в настоящее время занимают бывшие сотрудники спецслужб

Генерал-майор Виктор Маслов в период своей службы в КГБ обеспечивал безопасность Смоленской атомной электростанции. Он также долгое время служил в ФСБ, ведя борьбу с убийцами из оргпреступных группировок, которые в 1990-е годы наводнили этот город. Он называет себя и себе подобных "государевыми солдатами". А сегодня, как и его соратник по КГБ Владимир Путин, а также и сотни других людей, которых подготовили, чтобы быть "глазами и ушами" советского полицейского государства, г-н Маслов является политиком.

Избранный в прошлом году губернатором этого доведенного до бедности российского региона, г-н Маслов не замедлил завести в Смоленске такие порядки, в которых его критики усматривают отпечаток методов секретной службы. Он почистил ряды региональной администрации, посадил руководителями ключевых департаментов своих коллег по КГБ, взял под контроль региональные средства массовой информации (СМИ) и объявил войну репутации Смоленска как центра преступности.

По всей путинской России приход людей вроде г-на Маслова на высокие посты в гражданской администрации ведет к изменению политики в стиле президента России. Бывшие коллеги г-на Путина по КГБ сегодня являются губернаторами, высокопоставленными министерскими чиновниками и специальными представителями президента. Такого количества бывших ка-гэ-бэшников на руководящих должностях в постсоветской России никогда прежде не наблюдалось.

И, подобно г-ну Маслову, многие из них воспринимают политику как занятие, в котором допустимы грубые методы. Во время избирательной кампании г-н Маслов приказал организовать прослушивание разговоров своего соперника, тогдашнего губернатора Смоленской области. На следующий год бывший вице-губернатор области провел многие месяцы в следственном изоляторе ФСБ по обвинениям в коррупции, а бывшему губернатору области были предъявлены обвинения по другому делу, которое расследовали люди г-на Маслова.

В интервью г-н Маслов выразил возмущение по поводу того, что российские суды не могут карать преступников, как делали это в 1937 году, в разгар сталинского Великого Террора, когда секретные службы отправили миллионы людей на смерть или в ГУЛАГ - и только потом добавил, что "это неприемлемо" в новой России.

Возвышение "силовиков" является одним из центральных аспектов того, что г-н Путин именует "управляемой демократией". По данным социолога Ольги Крыштановской из Российской Академии Наук, ветераны спецслужб и военные сегодня составляют 25% высших чиновников страны, в то время как при первом российском президенте Борисе Ельцине они составляли 11%, а при последнем советском лидере Михаиле Горбачеве - всего 3%. Как и г-н Путин, многие из них гордо называют себя "чекистами".

"Клановая структура власти в России вызывает "эффект снежного кома": г-н Путин, к примеру, привел с собой 10 бывших сотрудников КГБ, а каждый из них - еще 10 своих коллег, и так далее, - считает г-жа Крыштановская. - Это чекистское братство". Ее исследование показывает, как быстро пошел этот процесс с того времени, когда г-н Путин, бывший полковник КГБ, работавший в Восточной Германии, а впоследствии при Ельцине возглавлявший ФСБ, в 2000 году стал президентом России. Когда г-н Путин создал структуру специальных представителей президента в регионах, то пятеро из семи назначенных им на эти должности людей оказались выходцами из армии или из спецслужбы, как и 70% сотрудников, которых они взяли на работу в свои аппараты.

Сотни других "силовиков" пришли на менее заметные руководящие должности в управленческих структурах - в их числе 35% заместителей министров, назначенных при г-не Путине. Генералы ФСБ вроде г-на Маслова сегодня правят в Республике Ингушетия и Воронежской области.

"Эти парни приходят во власть повсюду, - считает Николай Петров, специалист по российской политике в московском Центре Карнеги. - Они приносят с собой менталитет и методы, которые считают подходящими, а эти методы являются продолжением методов старого советского КГБ, например, укрепление контроля над СМИ и использование материалов секретных досье для компрометации соперников. У них необычные ресурсы. Вот почему они так опасны".

Внутри Кремля борьба за власть между путинскими советниками из спецслужб и остатками ельцинской команды сегодня стала достоянием гласности. Она достигла той точки, когда политический консультант Кремля Глеб Павловский, которого причисляют к группировке ельцинской эпохи, недавно разослал в СМИ доклад с предостережением о существовании "ползучего заговора 'силовиков'", руководителями которого в Кремле якобы являются ветераны КГБ Виктор Иванов и Игорь Сечин.

В интервью г-н Павловский обвинил их в попытке блокировать политику экономических реформ г-на Путина, инспирировав "наезд" Генеральной прокуратуры на нефтяного магната Михаила Ходорковского; в тайной поддержке новых политических партий на предстоящих парламентских выборах; в том, что те ведут себя подобно "политической корпорации", в которой те, кто не является ее членом, считаются "либо предателями, либо ворами". "Они говорят на языке, который понятен Путину", - заявил г-н Павловский.

В Смоленске, где проживают 500000 человек, шанс для г-на Маслова появился в хаосе 1990-х годов, когда этот город оказался под властью организованной преступности. Обыденными были заказные убийства, перестрелки на улицах в дневное время и изувеченные трупы в реке Днепр.

Г-н Маслов, в то время возглавлявший региональную структуру ФСБ, обвинял в разгуле преступности губернатора-коммуниста Александра Прохорова и заявлял, что баллотируется в губернаторы потому, что хочет остановить коррупцию. В своей избирательной кампании г-н Маслов использовал как отправную точку полученный в ФСБ опыт, заявляя о своем доступе к информации, своем образовании и своей способности руководить людьми. Он обещал "прогрессивные" экономические реформы. Специальный представитель Кремля в регионе Георгий Полтавченко, тоже ветеран КГБ, открыто поддержал его.

Соперники г-на Маслова из Коммунистической партии пытались напугать общественность перспективой правительства, которым будут руководить бывшие сотрудники КГБ. Однажды в городе были распространены листовки, в которых описывалась перспектива новых репрессий в сталинском духе. А г-н Маслов между тем принимал жесткие меры против соперников. В марте, через месяц после регистрации г-на Маслова в качестве кандидата в губернаторы, местное отделение ФСБ обратилось в суд за разрешением организовать прослушивание телефонных разговоров г-на Прохорова и его первого заместителя Анатолия Макаренко. Об этом стало широко известно лишь нынешней весной, когда главный прокурор области подтвердил данный факт местной газете.

За 3 дня до майских выборов автомобиль г-на Макаренко был обстрелян неизвестными, погиб его водитель. Первый заместитель губернатора незамедлительно обвинил в покушении г-на Маслова. Через 3 месяца после выборов, которые г-н Маслов выиграл, получив 40% голосов, в то время как г-н Прохоров получил 34%, был убит первый заместитель губернатора Маслова.

"ФСБ держит область в повиновении посредством страха, - считает Наталья Макаренко, которая представилась как "жена смоленского политзаключенного". Ее муж сидит за решеткой по обвинению в коррупции с декабря прошлого года. Однако она утверждает, что действительной причиной ареста мужа является то, что он обвинил г-на Маслова, что в период 1997-98 г.г. тот ежемесячно получал от него взятки в сумме 2000-5000 долл. США. Г-н Маслов это отрицает. "Мой муж говорит, что Маслов сам вырос в преступном мире", - сказала она.

А между тем г-н Маслов консолидирует власть. Хотя никто из заместителей губернатора не является выходцем из спецслужб, г-н Маслов признается, что поставил "людей, которым можно доверять" из ФСБ на другие важные посты в медицинского страхования, в советские времена служивший, согласно свидетельствам нескольких источников, в печально известном Пятом управлении КГБ, в обязанности которого входило преследование диссидентов.

"Я ушел из органов безопасности, чтобы последовать за своим генералом, - заявил Виктор Хрол, руководитель департамента имущества, прослуживший в органах КГБ и ФСБ 16 лет. - Ему была нужна поддержка от людей, которым он мог доверять. Мы пошли за нашим генералом точно так же, как те, кто работал вместе с Путиным, пошли за ним".

Местные СМИ вскоре почувствовали перемены. Нескольких редакторов вынудили уйти с работы; газету, которую поддерживал г-н Прохоров, закрыли, а открыли новую под названием "Смоленская Газета". В мае нынешнего года она напечатала в одном выпуске 32 фотоснимка губернатора.

"Всякая критика в адрес правящей команды запрещена, - сказал Павел Филипенко, который ушел с должности редактора региональной еженедельной газеты "Аргументы и Факты". - Нам просто запретили писать что-либо порочащее губернатора. По иронии судьбы, при коммунистах во главе с Прохоровым мы пользовались куда большей свободой слова".

Многие здесь все еще недоумевают, что значит иметь во главе области человека из спецслужбы. "Это ни к чему хорошему не приведет, - считает Александр Шилкин, активист реформистской партии 'Яблоко'. - Даже в том, что касается борьбы с преступностью, г-н Маслов не оправдал ожиданий. У нас были большие надежды на приход во власть 'силовиков', в частности, этого человека из ФСБ, который знает, как нужно бороться с преступным миром. Мы думали, что, когда он станет губернатором, то сумеет уничтожить оргпреступные группировки. Этого не произошло".

Однако для сторонников г-на Маслова его избрание - и возвышение его коллег-чекистов повсюду в России - является понятной реакцией на постсоветские беспорядки. "Я никогда бы не подумал, что чекист может стать главой региона, - сказал ветеран контрразведывательной службы КГБ Владимир Шапгаев, который сегодня руководит частным охранным предприятием. - Но при таких серьезных переменах перед правительством встала проблема, кто должен руководить страной. После такого катаклизма наиболее подготовленные люди решили встать во главе, чтобы вывести нас из кризиса".


The Washington Post, 24 сентября 2003
Сокращенный перевод: Виктор Федотов, ИноСМИ.Ru

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
gerzro
Sep. 12th, 2013 04:43 pm (UTC)
Уголовные дела на родственников Маслова заводили ?
raichev
Sep. 12th, 2013 04:50 pm (UTC)
Уголовное дело было, но не на родственников Маслова. Судили двух чиновников, были условные сроки. Сам Маслов в 2007 году стал сенатором.
gerzro
Sep. 12th, 2013 09:20 pm (UTC)
Получается, что мне казалось, что его семью стали прессовать за наглость в освоение бюджетных средств. Наверное путаю с мэром Смоленска. Почему-то считал, что когда его стали прессовать силовики он каким-то образом срулил в сенат. Наверное воображение разыгралось ,)
( 3 comments — Leave a comment )