?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Функция распределения

IMG_7746 (Large)

Вчера исполнилось пять лет с тех пор, как в России не выбирают губернаторов. Был, как сейчас помню, понедельник: вечером Владимир Путин ошарашил страну, объявив, что борьба с терроризмом, обострившаяся после событий в Беслане, с всенародными выборами глав регионов несовместима. Ну… Пусть. Имея на тот момент губернатором Виктора Маслова, избранного всенародно, но при мощнейшей поддержке Кремля, особых перемен не ожидалось – просто тот, кто заслужит там доверие в следующий раз, придет к власти на Смоленщине дешевле. Как отразилось новшество на активности террористов, до сих пор точно неизвестно, а вот если кто и пострадал, так это расплодившиеся к тому времени в России сверх всякой меры пиарщики, для которых губернаторские выборы были чем-то вроде вечной весны, когда день год кормит.

Решение Путина много обсуждали, поскольку искали в нем признаки определенной политики. Например, всерьез муссировалась догадка, что глава государства, впечатленный деятельностью чукотского губернатора Романа Абрамовича, которого избиратели к осени 2004 года уже начали потихоньку обожествлять, решил возложить на персонажей из первой сотни российского списка Forbes личную ответственность за социально-экономическое развитие регионов России. Поскольку многие из них могли не оценить оказанного доверия (мы, дескать, люди непубличные, куда нам на выборы?), и потребовалось ввести процедуру, витиеватость которой не скрывала основного: глав субъектов Федерации теперь назначает президент страны. Идея, что ни говори, красивая: Смоленщина успехами в социально-экономическом развитии в новейшей истории не блистает, и вину за это мы привычно валим на своих губернаторов. Перспектива появления у власти человека Forbes-масштаба, способного осушить наши топи и превратить хилый регион в приличный эмират, выглядела привлекательной. Местные фантазеры тогда, кстати, даже и кандидата подъодящего подобрали, ведь есть же у нас земляк-олигарх, пусть и не удается его заманить сюда на экскурсию лет уже 12, несмотря на все попытки: Владимир Евтушенков, глава АФК «Система»! Но, к сожалению, не сложилось. Развивать опыт Абрамовича Кремль не стал – по крайней мере, в этой тонкой сфере. Да оно и понятно: чукчи обожествили Абрамовича, смоляне – Евтушенкова, еще кто-нибудь – Фридмана с Авеном. И что Путину с этим Олимпом делать?

Точно также не получила подтверждения и другая догадка: дескать, Путин решил разогнать казнокрадов, местных князьков, подмявших всю экономику под себя и донельзя коррумпированных. Никаких громких отставок после отмены губернаторских выборов не последовало, а главам регионов, очевидно засидевшимся в своих креслах, без особых хлопот удалось заслужить доверие главы государства и продлить срок своих полномочий. В мае 2005 года, далеко не в первых рядах, но желая «оздоровить ситуацию», прошел через эту процедуру и Виктор Маслов, жизнь которого к тому моменту сопровождалась буквально еженедельным появлением слухов об отставке. Через вторую – конечную - процедуру он прошел тоже, и довольно скоро. В разных регионах она называлась по-разному: в редких случаях говорилось об «утрате доверия», но чаще президент просто удовлетворял прошение об отставке. У власти Виктор Маслов, на период правления которого и пришлись эти перемены, в результате пробыл 5,5 лет – не намного больше срока, отведенного ему смолянами на выборах в 2002-м.

Как можно оценить отмену губернаторских выборов сейчас? Политическое влияние Смоленской областной Думы в результате этих перемен, вопреки ожиданиям, не повысилось, активность главы региона в информационном пространстве заметно сократилась. И – ничего личного, Сергей Владимирович – заметно снизился интерес местных журналистов к работе губернатора. Может быть, потому, что теперь глава региона – просто функция? Функция распределения? Вот что, на самом деле, было бы интересно узнать: к кому народ больше обращался за помощью – к избранному губернатору Прохорову или к назначенному Антуфьеву?

"Город", 14 сентября 2009 года