?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



В пятницу Государственная Дума приняла во втором чтении законопроект о единственном дне голосования, и нет уже никаких сомнений в том, что благодаря этой счастливой возможности срок полномочий депутатов Смоленской областной Думы совершенно безболезненно и без всяких проблем продлится до сентября 2013 года. То есть вообще-то – по-настоящему, по-честному - они истекают 7 декабря 2012 года. С тех пор в избирательном законодательстве появилось новшество: некоторое время все выборы в стране проводились два раза в году – в первое воскресенье марта и октября. Соблюдение этого правила в нашем случае сокращало полномочия народных избранников – страшно сказать! – на целых два месяца. Они, конечно, сочли это совершенно неприемлемым, и единогласно, вне зависимости от партийной принадлежности, продлили свое беззаботное существование на полгода, перенеся выборы на март 2013 года (разработчиками соответствующего законопроекта числились 43 депутата из всех фракций!). И вдруг такая удача! Новый законопроект – пока, во всяком случае - не имеет переходных положений: все выборы, которые должны будут состояться в 2013 году, скорее всего, будут проводиться в сентябре.

Что это означает в практическом плане? Как ни странно, перенос выборов выгоден не только депутатам, получающим за свою многотрудную работу больше 100 тысяч рублей в месяц, активно пользующимся служебным транспортом и связью и самоотверженно гробящим себя на банкетах. Он, в общем, выгоден и Алексею Островскому – в том, конечно, случае, если он намерен задержаться в Смоленской области, и планирует добиться здесь каких-либо положительных перемен. В этом случае он, разумеется, должен проявить интерес к предстоящим выборам и постараться, чтобы в законодательный орган попали люди, с которыми он сумеет найти общий язык. С интересами председателя областной Думы Анатолия Мишнева, заинтересованного в максимально полном воспроизведении нынешнего законодательного собрания в новом созыве, это стыкуется плохо.

Может, это и наивно, но я рассуждаю так: губернатора-варяга прислали нам затем, чтобы он, не будучи повязан кровными связями с каморркой и прочими объединениями по интересам, нашел способ прекратить бесконечную череду политических и коррупционных скандалов в Смоленской области и привести власть в чувство, заставив ее заниматься решением реальных проблем. Мишнев, напротив, олицетворяет собой престарелую смоленскую номенклатуру, являясь ее публичным лидером. Ни в каком развитии окружающей среды он и его соратники не заинтересованы - и потому, что этот процесс ограничит их возможности, и потому, что они об этих реальных проблемах просто не знают. У них служебные машины, высокие заработки, их обслуживают подчиненные, к врачам они ходят по знакомству, живут они в VIP-гетто, где нет коммунальных проблем … Ну, откуда им знать, что творится на почте, каково это – обходиться без трамвая на проспекте Гагарина, чем обернулся юбилей Смоленска для простых горожан и так далее, и так далее? Собственно, именно в силу того, что областным и городским властям нет дела до перечисленных и десятков других проблем, жители Смоленска с неизменным рвением и голосуют против Путина с Медведевым. И именно с этим положением дел теоретически должен разобраться губернатор Алексей Островский. Добиться этого, на самом деле, можно единственным образом: снести – и лучше до основания - бастион областной номенклатуры – нынешнее законодательное собрание.

Странная идея коалиционного правительства принесла Анатолию Мишневу целую охапку козырей: никогда еще его соратники не были так глубоко интегрированы в администрацию Смоленской области. Значительная часть вице-губернаторов – на самом деле не заместители Алексея Островского, а заместители Анатолия Мишнева по различным направлениям социальной и экономической политики администрации Смоленской области. Мишнев, конечно, и раньше был в курсе любых решений губернатора и его окружения – информаторов хватает, но теперь он фактически руководит работой доброй половины органов государственной власти, имея возможность определять приоритеты и принимать финансовые решения! Нет смысла говорить о том, как все это важно в преддверии выборов – теперь у Мишнева есть возможности: 1) ослабить губернатора; 2) показать себя в выгодном свете на фоне слабого губернатора и других, пока ничего из себя не представляющих потенциальных претендентов на пост председателя облдумы будущего созыва; 3) создать режим наибольшего благоприятствования на выборах своему окружению – престарелой смоленской номенклатуре и, конечно, выдвиженцам каморрки.

Интересно, что в числе заместителей двух последних губернаторов (московских гостей не считаем – мы про них мало, что знаем) не было людей, о которых можно было бы сказать: «клейма негде ставить». Людей, которых в любой момент могли вывести из Дома Советов в наручниках, и никто бы этому не удивился, а напротив, быть может, многие вздохнули бы с облегчением. Сейчас человек с подобной репутацией в числе вице-губернаторов есть, и это нехорошо. Если на новой должности его вдруг погубит жадность, в Смоленске будет не просто очередной коррупционный скандал. Это будет удар по репутации Алексея Островского, удар по его партии, удар по идее губернаторов из системной оппозиции… И, если задуматься, подобная серия ударов на руку очень многим.

До активной стадии предвыборной кампании по выборам депутатов областной Думы остается год, и никто сейчас не в состоянии предсказать, как будут разворачиваться события на политическом фронте. В Смоленске есть люди, уверенные в том, что Алексей Островский не намерен задерживаться у нас надолго – вступит в силу областной закон о выборах губернатора, и он откланяется, вверив судьбу региона в руки его жителей. Но даже и в этом случае предстоящий год вряд ли пройдет спокойно.