?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Кризисное явление



Сначала, как водится, появился звон – дескать, в Совет Федерации вместо экс-губернатора Виктора Маслова собираются послать главного врача областной больницы, председателя «социального» комитета областной Думы Евгения Каманина. Потом было все, как в анекдоте: не Каманина, и не в Совет Федерации, и не вместо Маслова, а в областной Думе после Нового года на постоянной основе (то есть, за зарплату и с премиями) будет работать не 12 депутатов, как сейчас, а 20. И в закон это уже вписано, и расходы посчитаны: для содержания новых штатных сотрудников законодательного органа налогоплательщикам придется раскошелиться почти на 10,5 миллионов рублей. Ничего личного: я только за создание новых рабочих мест в условиях экономического кризиса и роста безработицы, но… не таких же!


Самое интересное здесь - персоналии. Работать в областную Думу традиционно устраиваются или пенсионеры, или люди, чья зарплата на основной работе существенно меньше депутатской. Вообще, подавляющее большинство населения Смоленской области получает гораздо меньше, чем депутаты, работающие в областной Думе на постоянной основе (когда я интересовался размером их зарплаты в последний раз, она составляла около 60 тысяч рублей), но среди наших законодателей все-таки преобладают люди состоятельные, которых и на основном месте работы хорошо кормят. Так кого же решено трудоустроить? Бедняков из фракций КПРФ и ЛДПР? Да нет же! На хлебные места подались депутаты, которых мы держали за крепких хозяйственников, умелых управленцев, эффективных менеджеров и «отцов родных» для трудовых коллективов. Говорят, там директор завода увольняется, там – руководитель учреждения пишет «по собственному», там… ну, просто денег из-за кризиса стало не хватать. И что же это такое получается? Осенью 2007 года мы отдали им свои голоса почему? Потому, что они были заметными фигурами – руководителями предприятий и организаций, готовыми использовать свои возможности для помощи избирателям, и обещавшими нам это. Прошло два года, их по неизвестным пока причинам освободили от занимаемой должности, и вот они уже просто хорошие люди… с лацканом для ношения депутатского значка. И вот что еще интересно: если депутат, избранный, например, по списку «Единой России», разочаровался в своей партии и вышел из ее рядов, он автоматически теряет депутатский мандат. А если депутат, представляющий одномандатный округ, где буквально все, как он заверял избирателей, зависит от его предприятия, вдруг увольняется с работы, тогда что? На что он, такой хороший, нужен избирателям?


Я помню другие времена и других депутатов. Было время, когда народные избранники помогали избирателям за свой личный счет. Располагал человек средствами – помогал деньгами, а в общем случае его задачей было обратиться к губернатору, начальнику департамента, мэру города, домоуправу и добиться, что избирателю была оказана необходимая помощь. Таких людей ценили, и было за что! Сейчас все по-другому. Помогать из своего кармана не нужно, поскольку у каждого депутата областной Думы есть миллион рублей, который он имеет право потратить на выполнение наказов избирателей. Откуда деньги? Из бюджета Смоленской области, то есть из средств налогоплательщиков. И чем, в таком случае, депутат отличается от чиновника? Зарплата многим из них выплачивается из бюджета, транспорт служебный – из того же автопарка, депутатский фонд – оттуда же… Хотя нет, простите, есть разница, и пресущественная! Чиновник, если он нечестный, в конце концов, и «сесть» может, и под увольнение попасть, а вот депутату, работающему в областной Думе на постоянной основе, ничего подобного не грозит - он, в принципе, лично ни за что не отвечает.

"Город", 9 декабря 2009 года