?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Вот не читал в детстве цикл романов о Раме Артура Кларка – и правильно, потому что совсем не детское это чтение! Сейчас, наконец, осилил, о чем совсем не жалею. Книжки оказались очень созвучны действительности. Читая Кларка, например, понимаешь, откуда на Западе пошла толерантность и все, что с ней связано – и хорошее, и плохое. Собственно, это, наверно, и есть главная задача научной фантастики – вкладывать в головы читателей что-то, что может оказаться крайне важным спустя годы. Что-то действительно подействовало и стало частью жизни, что-то осталось незамеченным. А вот что действительно поразило, так это описание экономического кризиса в романе «Рама-II», написанном в 1989 году.

Ничем не сдерживаемый взрыв неоправданного потребления и жадности в глобальном масштабе продлился почти два года. Лихорадочное желание всех и каждого попользоваться всем, что только способен изобрести человеческий ум, тяжким бременем легло на ослабевшую экономическую инфраструктуру, которая и так уже сдала к началу 2130 года, когда Рама ворвался во внутренние области Солнечной системы. В 2130-е и 2131-е годы грозящий срыв был предотвращен объединенными усилиями правительств и финансовых организаций, хотя главные причины экономических трудностей остались, конечно, без внимания. С наступлением 2132 года начался новый подъем, мир разом вступил в период быстрого роста. Объем производимой продукции увеличивался, биржи процветали, и доверие потребителей вместе со степенью занятости достигло рекордной отметки. Наступил период беспрецедентного процветания, на короткое время уровень жизни почти всего человечества резко повысился.

К концу 2133 года кое-кому из самых опытных знатоков человеческой истории стало понятно, что «Раманский бум» грозит землянам бедой. Над блаженным урчанием толп, целыми миллионами пополнявших благополучные средний и высший классы, возвысились тревожные выкрики, сулившие грядущую экономическую катастрофу. Требований немедленно сбалансировать бюджеты и сократить кредиты на всех экономических уровнях не слышал никто. Напротив, усердствующие правительства отдавали массам все больше и больше власти, попадавшей в руки тех, кто успел забыть слова «подожди», «потише» и «нет».

Спад не общемировом рынке начался в январе 2134 года, немедленно послышались предупреждения о приближающемся кризисе. Но большинству людей, населявших Землю и горсточку ее колоний в Солнечной системе, возможность грядущего краха казалась немыслимой. В конце концов, в мировой экономике прирост наблюдался уже девять лет, причем в последние годы со скоростью, не имевшей прецедента в последние два столетия. Государственные лидеры уверяли, что сумели наконец обнаружить механизмы, противодействующие спадам в циклах капиталистического производства. И человечество верило им — до мая 2134 года.

Уже в первые три месяца нового года уровень производства начал снижаться, сперва понемногу, потом довольно резко. Впрочем, многие из сохранивших суеверный трепет перед кометами, властвовавший над человечеством уже не менее двух тысяч лет, немедленно связали этот спад с новым возвращением кометы Галлея. Начиная с марта она сделалась куда более яркой, чем того ожидали ученые. Шли недели, ученые всего мира с пылом спорили, стараясь понять, почему яркость кометы не соответствует их предсказаниям. В конце марта она проскочила перигелий и к середине апреля появилась на вечернем небе с хвостом на полнебосвода.

Земные же дела определял в основном начинающийся экономический кризис. Первого мая 2134 года три самых крупных международных банка объявили себя неплатежеспособными из-за недостаточности вкладов. Через два дня паника уже охватила весь мир. Свыше миллиона домашних терминалов обслуживали перемещение индивидуальных вложений. Нагрузка на глобальную систему связи достигла невероятного уровня. Обслуживающие ее машины работали за пределами мощности и проектных требований. Следуя очередности поступлений, данные опаздывали сперва на минуты, потом на часы, что еще более усиливало панику.

К концу недели во всей неразберихе прояснились две вещи: во-первых, половина ценных бумаг в мире потеряла всякую стоимость, а во-вторых, многие крупные и малые вкладчики в полной мере израсходовали свои средства и остались практически без единого пенни. Из памяти машин, отслеживавших банковские счета, с которых автоматически снимались деньги для покрытия непредвиденных расходов, понеслись сигналы тревоги… едва не в двадцати процентах домов всего мира!

На деле же все обстояло еще хуже. Только малая доля перечислений могла пробиться к компьютерам: объем информации, передаваемой всем мыслимым адресатам, превышал любые заранее предусмотренные уровни. Выражаясь языком электронщиков, глобальная финансовая система «зависла». Так что миллионы и миллионы не столь значимых отправлений откладывались информационной сетью, пропускавшей без помех только важнейшие сообщения.

В общем, все задержки и запаздывание информации привели к тому, что суммы, значившиеся на банковских счетах, были неверными… часами, даже днями вкладчики не могли учесть возрастающие потери. И когда разом поняли это, немедленно и единодушно кинулись тратить все, что оставалось еще на счетах, прежде чем компьютеры успеют произвести пересчеты. К тому времени правительства и финансовые учреждения сумели полностью осознать, что происходит, попытались пресечь бурную деятельность, но опоздали. Потрясенная в своих основах, система рухнула. Причины случившегося удалось установить, сверяя и сопоставляя дублирующие контрольные файлы, хранившиеся примерно в сотне разбросанных по всему миру мест.

Около трех недель электронная система финансового управления, ведающая всеми перемещениями денег, оставалась полностью недоступной. Никто не знал, сколько денег у него осталось. Наличность давно уже считалась ненужной, разве только у какого-нибудь эксцентрика или коллекционера могло хватить в доме денег, чтобы накупить провизии на неделю. Люди начали выменивать необходимое. Дружеские связи и знакомства помогли многим выжить. Но это было только начало болезни. Всякий раз, когда Международная контрольная организация, следившая за действием глобальной финансовой системы, объявляла о ее включении и молила людей прибегать к услугам терминалов лишь «в случае крайней необходимости», на ее просьбы никто не обращал внимания, и запросы заполняли систему потоком, вновь рушившим ее собственной тяжестью.

Через пару недель ученые мира пришли к общему мнению относительно причин усиления яркости кометы Галлея. Но лишь спустя четыре месяца люди смогли вновь положиться на информацию, предоставляемую глобальной системой связи. Долгий хаос обошелся обществу в неизмеримую сумму. И когда электронные машины возобновили нормальную экономическую деятельность, финансовый мир уже начал валиться в пропасть, дна которой он не мог достичь и через двенадцать лет. Только через пятьдесят лет общий объем производства планеты вернулся к уровню, достигнутому перед крахом 2134 года.