?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поиск сокровищ



В Смоленском гуманитарном университете в шестой раз прошла международная научно-практическая конференция «Туризм и региональное развитие». Для участия в этом серьезном форуме в город съехались ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, других регионов России, гости из Латвии, Белоруссии, Украины, Казахстана и Азербайджана. В течение двух дней в университетских стенах шел интенсивный обмен опытом, накопленный в различных концах России и за ее пределами. Председатель научного комитета конференции, директор Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева Юрий Веденин рассказал «РГ» о некоторых проблемах, мешающих развитию внутреннего туризма в центральной России.

- Юрий Александрович, насколько, по вашему мнению, востребована органами государственной власти работа ученых, занимающихся вопросами развития туризма? Приносят ли практическую пользу отрасли встречи ученых на семинарах, подобных смоленскому?

- Четко ответить на этот вопрос трудно. Все-таки идет постоянное накопление знаний, уточняется представление о туризме, и, в конце концов, все это срабатывает. На конференции в Смоленске присутствовал вице-губернатор, другие областные чиновники, они участвовали в дискуссии, высказывали здравые мысли о развитии туризма. Впрочем, сам поиск путей его развития вызывает у меня некоторые сомнения. Складывается впечатление, что у представителей власти до сих пор нет ясного представления о том, каким образом туризм должен развиваться, нет стратегии его развития, а потому нет и тактики. «Отцы города» - не только Смоленска, а практически любого города центральной России - рассчитывают на доходы от туризма, на существенное пополнение бюджета, но большая часть проектов, которым они дают старт, остается нереализованной. Происходит это, главным образом, потому, что прежде, чем что-то получить, нужно очень много вложить. Этим в действительности мало кто занимается.

Раньше было проще: туризм являлся социальной функцией, им занимались профсоюзы, было много школьных экскурсий, поездки организовывали предприятия, развивался самодеятельный, спортивный туризм, это была очень демократическая сфера деятельности. Сейчас все изменилось, туризмом занимаются исключительно коммерческие фирмы. Вряд ли стоит говорить, что у них это получается эффективно, но себя они кормят. А вот регионам, городам, даже самым развитым в туристическом плане, они пока что практически ничего не дают. И складывается неприятная ситуация: власть ждет доходов, кое-где она даже создает отрасли благоприятные условия для развития, а отдачи нет. И здесь нужно четко себе представлять, что именно может принести доходы в бюджет. Финансовая система в нашей стране построена таким образом, что основным источником доходов большинства регионов и муниципалитетов является подоходный налог. Памятники и музеи существенной прибыли приносить не могут, внутренним туризмом, например, в Смоленской области могут заниматься московские компании, которые платят налоги в столице… Считается, что если туристы приедут, они потратят в городе деньги, и это уже большой плюс. Плюс, но заметить его следы в бюджете будет достаточно трудно – даже если предприниматели, занимающиеся, скажем, производством сувениров, получат прибыль, совсем не факт, что они ее покажут. Так что на данном этапе единственным способом пополнять казну является развитие инфраструктуры отрасли, увеличение числа людей, задействованных в этой сфере. Речь идет и о развитии гостиничного бизнеса, и о налаживании производства всевозможной сувенирной продукции, о кафе и ресторанах и многом-многом другом. Самое неприятное, что всем этим нужно заниматься, не имея никакой гарантии возврата вложений. Бизнес таких проектов избегает. В отсутствие нормальной туристской инфраструктуры в России его усилия полностью сосредоточены на выгодных заграничных направлениях.

- В одном из докладов на семинаре прозвучало утверждение, что поездки в дальние страны из-за экономического кризиса стали невыгодными и нужно ждать бума во внутрироссийском туризме…

- Мне представляется, что нельзя кидаться в крайности и заниматься или организацией путешествий на курорты, или внутренним туризмом. На самом деле, не произошло ничего, что могло бы поставить отрасль перед подобным выбором, напротив, подобные заявления демонстрируют слабость бизнеса – если количество желающих погреться на море в Турции сократилось, значит, караул, пора закрываться.

Мои молодые коллеги постоянно организуют экскурсии на 1-4 дня: арендуют автобус и ездят в Псковскую область, на Урал, на Украину, причем в совершенно нетуристические места, готовы долго идти пешком, чтобы увидеть какой-то памятник… Это элитарный туризм – элитарный не в плане комфорта или цены, а в том смысле, что отправятся в такую поездку единицы, только очень увлеченные люди. Этот пример доказывает, что должны существовать разные виды туризма. Нужно, чтобы на рынке было большое разнообразие предложений, и как одно и то же издательство способно выпускать дешевые детективы в мягких обложках и дорогие фолианты по культурологии и философии, так и туристическая компания способна работать в разных направлениях – организовывать и отдых в Турции, и путешествия по несметным достопримечательностям Смоленской области. Сейчас в отрасли этого нет, все стремятся заработать. Заработать, кстати, получается не очень, при этом выбирать, куда поехать, не из чего – рынок предложений практически пуст. Чтобы изменить ситуацию, регионам нужно развивать собственные туристические продукты, нужно вкладывать деньги не в какие-то новые проекты, а в уже существующие объекты культурного, исторического природного наследия.

- Насколько используется туристический потенциал Центральной России?

- Используется он отвратительно, и не только в Центральной России, а по всей стране. Он у нас достаточно глубоко зарыт, его трудно откопать, трудно представить публике. Большая часть наследия, памятников находится в ужасном состоянии, они руинированы, они исчезают, деньги в них никто не вкладывает. При передаче в частные руки памятники нередко приходят в еще большую негодность, поскольку тот, кому они достались, или просто не справляется и бросает надежду их восстановить, или они исчезают как памятники и превращаются в китч. Наследие не используется процентов на 95.

Природные ресурсы используются тоже очень слабо, я вот сейчас даже не могу сразу назвать объекты в центральной России, кроме Селигера, которые можно считать туристическими… А ведь существует система национальных парков и музеев-заповедников, которые как раз и могли бы стать точками роста для туризма. Ясная поляна, Михайловское, есенинские места, Хмелита, Новоспасское, «Смоленское Поозерье», «Угра» в Калужской области… Эти центры уже работают в нужном направлении – плохо работают, слабо. Одни, как Ясная поляна, более раскручены, поскольку Льва Толстого знают не только в России, но и за рубежом, другие – вроде есенинских мест – за пределами нашей страны мало кому интересны. Но, как я уже сказал, стратегии развития туризма в России нет, и все действия властей выглядят какими-то эпизодическими и хаотическими. Вот приехал высокий начальник в какое-то место, сказал: «Ах, как замечательно!», после этого начинается шум, принимаются какие-то решения, но все это быстро затухает. Есть города, где туризм развивается практически на пустом месте. Вот Плес в Ивановской области, место, связанное с Левитаном, опоэтизированное им. Благодаря появлению богатых людей, которые создают там сеть гостиниц и развивают инфраструктуру, удается привлекать туристов, я только боюсь, что, как часто бывает, бизнес перейдет какие-то рамки, и туризм деформирует основу, на которой возник. К сожалению, такое приходится наблюдать довольно часто. Как остаться в рамках – вопрос деликатный: чем больше раскручиваешь какое-то место, тем дороже становится земля, тем больше появляется людей, желающих туда войти и использовать это место в личных интересах. Жизнь любого музея-заповедника немыслима без проведения каких-то праздников и фестивалей, это называется «событийный туризм». Но праздник празднику рознь. У нас порой он превращается в шоу, совершенно чуждое по сути и по духу самому месту. Как привлечь на такие мероприятия широкую публику и при этом действовать тактично по отношению к самому месту – тут рецептов быть не может, такие вещи можно только чувствовать, и хорошо, если есть человек, который на это способен.

- Смоленская крепостная стена может быть включена в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Как это отразится на развитии туризма в Смоленской области?

- Это, в первую очередь, большая ответственность, и зачастую власти, пытаясь включить какие-то объекты в этот перечень, совершенно забывают об этом аспекте. Между тем, в случае положительного решения им придется отвечать за любые происшествия или события, которые окажутся связаны с этим объектом. Это также будет означать очень высокие требования к реставрации сооружения. Придется отказаться от привычки подменять реставрацию реконструкцией, что, к сожалению, встречается очень часто, в том числе, и в Смоленске.

Второе, что принесет включение крепостной стены в список объектов Всемирного населения ЮНЕСКО – это известность. Смоленская крепостная стена будет включена в каталоги, о ней будут писать в книжках, и люди получат представление о том, что в России есть такой город Смоленск, в котором находится уникальное оборонительное сооружение. Всего в этот список входит больше 900 объектов, это, конечно, много, но существует даже такой особенный вид туризма – посещение объектов Всемирного наследия. Так что с точки зрения привлечения туристов в Смоленск такое решение принесло бы немалую пользу. Мне оно кажется вполне возможным.

Газетная версия интервью здесь >>>