?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Почти в этот день, девять лет назад.

Вот нашел текст постановления администрации Смоленской области, которое девять лет назад, в октябре 2008 года подписали мэр Москвы Юрий Лужков и губернатор Смоленской области Сергей Антуфьев. Касалось оно возрождения аэродрома «Южный» и, насколько я помню, в то время было полностью в тренде: Москва решила возродить аэросообщение с областными центрами ЦФО, и все это выглядело хоть и удивительным, но вполне реальным. Мы вообще очень верили в Лужкова и в его способности решать самые сложные проблемы….

Выкладываю и приложение к постановлению администрации Смоленской области, которое показывает, как именно предполагалось распределить роли между двумя субъектами Федерации. Ничего сверхъестественного.




Конечно, проект возрождения «Южного» не нравился нашим строителям, которые мечтали насадить на пустующем пространстве свои десятиэтажки. Но тогда, в 2008-м, когда у региона на короткое время появились какие-то надежды на лучшее будущее, появились какие-то перспективы, возрождение «Южного» казалось куда как более важным, чем создание новых площадок для строительства. Ничего не вышло, - сняли Лужкова, идея авиасообщения между городами Центральной России умерла, хотя кое-что, кое-где, если мне не изменяет память, все-таки успели сделать. До Смоленщины руки, как обычно, не дошли. Зато строители ситуацией воспользовались, и теперь возродить к жизни «Южный», как я понимаю, уже просто невозможно.

Что меня всегда поражало, так это полное забвение всего, что сделано до тебя. Появляется новый руководитель, и он дня не тратит, чтобы познакомиться с проектами своего предшественника. А тот ведь порой не зря сидел несколько лет в кресле и кое-чего понапридумывал! Нет, все в макулатуру, папки освободить, жить будем по-новому. И жизнь начинается так, словно Смоленская область создана только вчера, словно нет тут миллиона людей со своими надеждами и планами (ну миллиона уже нет, конечно, но и 900 тысяч человек – это тоже немало). «Да нет, - сказал мне как-то вице-губернатор по АПК Суржиков, - до нас, до весны 2008 года государственной поддержки села не было!». А как же национальный проект «Развитие АПК», стартовавший при Маслове, в 2005 году? Чуть ли не единственный из четырех, он достаточно быстро начал работать, и выражался именно в господдержке сельских товаропроизводителей. Но Суржикова-то, товарищи, тогда не было.

Ну, а с новым главой субъекта вообще все по-другому: он принципиально отвергает все, что наработано Антуфьевым и невозможно поставить себе в зачет! Взять тот же кораблик, который казался мне едва ли не самым ярким проектом, возникшим в период подготовки к 1150-летию города. Парализовал-то наше только-только начавшее свое возрождение судоходство еще председатель облдумы Мишнев из неприязни к начальнику фонда поддержки предпринимательства и вдохновителю этого проекта Мальцеву. Но все проблемы были решаемы, нужна была только политическая воля.  Все загублено: после личной встречи главы субъекта с владельцем судна кораблик ушел в Могилев и именно там работал все минувшее лето. Ну, когда-нибудь и этого главы субъекта не станет, и даже забывать особо ничего не придется, поскольку ничего, по большому счету (кроме госдолга и уродства на площади Победы), и не было.

Я, кстати, был свидетелем одной из последних посадок настоящего самолета на «Южном». Было это в конце 90-х: фармацевтический магнат Владимир Брынцалов, которого, кстати, году в 2001-м прочили в смоленские губернаторы, интересовался смоленскими спиртзаводами (он же не только таблетки, но и водку выпускал, кто помнит). Впечатления были незабываемыми: Сам с небольшой свитой прилетел на самолете, а кортеж автомобилей - своим ходом. Особенно понравился мне тогда начальник охраны Брынцалова: небольшой человек с усиками, обвешанный пистолетами, как новогодняя елка, штук пять их у него было, ей-богу! Но и сам миллионер, как видно на фотографии ниже, был готов к неприятностям.



Помню я и «живой» «Южный». Осень 1984 года. Студентов первого курса практически «забыли» в колхозе – «поездка на картошку» в деревню Кадино Монастырщинского района затянулась до середины октября. Холод, грязь, болезни… Заболела то есть, вся группа, кроме идейного командира. Нас в конторе рассчитали, и мы собственным ходом отправились в Татарск, где был аэродром – на тот момент это оказался самый удобный способ вернуться в Смоленск. Один самолет нас всех не вместил, и из Смоленска – внимание! – вызвали второй! Вот это был сервис! Двадцать минут страха на «кукурузнике», три рубля - и мы уже в Смоленске.