?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Рад представить новую туристическую достопримечательность. Время: ХХI век, период вороньей оккупации Смоленска.

Эта лавочка расположена в историческом сердце древнего Смоленска, на улице Октябрьской Революции, в непосредственной близости от исконно смоленского кафе «Мандариновый гусь» (тоном экскурсовода).

Лавочка муниципальная, рядом с ней, обратите внимание – урна-пушка, еще одна скандальная достопримечательность города-героя Смоленска.

Ну, я думаю, всем понятно, почему эта лавочка – достопримечательность. Мало где такое увидишь! На Блонье – специально обошел - также есть загаженные подобным образом лавочки, но не в столь чудовищной степени. С недавних пор в Смоленске есть специальные люди, регулярно отмывающие от птичьего помета тротуарную плитку на Блонье и лавочки с использованием чистящих средств – во всяком случае летом. Не исключаю, что лавочки моют и сейчас.

Не скажу, что мне нравится жить в центре Смоленска в период вороньей оккупации, я уже на этот счет высказывался - даже в виде наказа депутатам Государственной Думы Неверову и Окуневой, да только до этого ли им?

Связь между главой субъекта и нашествием ворон я, честно скажу, пока не нащупал, но она, бесспорно, наличествует: при предыдущих губернаторах этой проблемы не было. Может, и не в главе субъекта дело, может, дело в ЛДПР – как она становится правящей, так тут же и вороны прилетают, устраивая из города (региона) погост? Или нескончаемые инвестиции, которые якобы вливаются в экономику Смоленской области, их привлекают?

Для тех, кто не бывает в центре города: ежедневно (сейчас – после 17 часов) сюда прилетает огромное количество птиц – речь без всякого преувеличения идет о многих тысячах ворон, и пристанищем для них служит Блонье (иначе – сквер имени Глинки) и улица Октябрьской революции. Они рассаживаются на деревьях, галдят, периодически поднимаются в воздух, делают пару-тройку кругов почета, снова приземляются…

И гадят, гадят, гадят.

Ночуют сейчас, правда, где-то в другом месте, а летом тут и ночевали. Как пишут специалисты, такое нашествие очень дорого обходится городским паркам и скверам – вороны обламывают ветки, а их помет выжигает почву (на Блонье и впрямь уже есть прогалины, где трава не растет). Думаю, кормятся птицы на Кучинской свалке, чем - лучше не думать. После переработки птичьими организмами, все это оказывается на тротуарах и лавочках, на машинах, ну, и на одежде горожан, как водится.

Смоленск сталкивается с этой проблемой не впервые, но в прошлый раз, по воспоминаниям очевидцев, ее решением занималась первый заместитель председателя горисполкома Раиса Трофимовна Лизунова, а сейчас – не занимается вообще никто. Вот мне вспоминается из детства, будто бы к верхним веткам в те баснословные времена привязывали убитых птиц, потом еще какие-то шары белые на Блонье вешали, экс-губернатор и экс-мэр Александр Прохоров припомнил, что когда-то давно и орнитологов привлекали, и стреляли птиц... В общем, была проблема – и люди занимались поиском решения, и успешно решали ее. И не было же ворон!

А потом, примерно в 2012-м, они начали возвращаться.

Почти три года назад отрапортовали по телевидению: повесили два матюгальника напротив Дома Советов – птиц больше не будет. Только, как говорится, птиц спросить забыли, а им на эти матюгальники оказалось наплевать. На том все благополучно и замерло. Вообще, если уж ни у кого не хватает ума спросить местных специалистов, можно обратиться к чужому опыту - с этим проклятием сталкивается не только Смоленск, и в интернете нетрудно найти фирмы, которые занимаются решением этой проблемы профессионально – и орнитолога высылают для изучения ситуации на месте событий, и оптимальные средства борьбы подбирают. Но это ж нужно заниматься, работать, а кому охота? Вот про выборы у нас понимают, про то, что делать, когда приходит замечание из Дома Советов, а про остальное – «это нам не задавали».

Какой город – такие и достопримечательности.