?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



В конце ноября были обнародованы результаты опроса Левада-центра, в ходе которого россиян расспросили, какие бюджетные расходы они считают приоритетными. Две трети респондентов поставили на первое место здравоохранение, и это оказалось для чиновников, мягко говоря, неожиданным. Ждали, судя по всему, другого, тем более, что аккурат в этом году финансирование этой отрасли сокращено в полтора раза. И вдруг выясняется, что именно больницы, именно медицину жители страны считают сферой приоритетных расходов, то есть именно в ней они видят множество недостатков и проблем.

Конечно, здравоохранение заметно изменилось. 11 лет назад в России стартовал приоритетный национальный проект «Здоровье», и когда называются суммы, которые с тех пор вложены в модернизацию больниц, строительство федеральных медицинских и перинатальных центров и решение прочих задач, хочется испытывать страшную гордость за свою страну. На деле при непосредственном столкновении с отечественной медициной чувства испытываешь совсем другие. Что же до Смоленской области, то здесь в последние годы в этой сфере вообще все идет вразнос.

Родители не отдают детей в детские сады: те два дня посещают группу, потом две недели сидят дома больные. Когда Окунева была еще вице по социалке, я задал ей вопрос, почему такое происходит. Она отреагировала безразлично: мол, дети всегда болели, ничего страшного, и такой ответ свидетельствует о том, что в числе ее знакомых нет молодых родителей, и она просто не представляет, какого масштаба на самом деле достигла в Смоленске эта проблема. И причину не в детях нужно искать, а, прежде всего, в персонале детских садов, которому вообще все равно, приводят ли ему детей и в каком состоянии. Привели и ладно, пусть играют.

Несколько лет подряд в Смоленске закрывают на карантин все школы. В мое время такого не было ни разу – из-за морозов закрывали, было дело, но чтобы карантин во всех школах города, чтобы рост заболеваемости 150 процентов за неделю?! Это тоже можно объяснять чем угодно – новыми вирусами группа, бесполезным арбидолом, тем, что "везде так" (это вранье) или еще чем-то, но и в данном случае причину следует искать в областном здравоохранении и образовании, в действиях персонала бюджетных учреждений. Но областная администрация закрывает глаза на действительно существующие в сфере охраны здоровья детей проблемы, и в этом году это безразличие было продемонстрировано как нельзя более явно. С 20 по 30 декабря по рекомендации Роспотребнадзора школы Смоленска были закрыты на карантин по гриппу, запрещены все массовые мероприятия с участием детей, а 27 декабря в драматическом театре, как ни в чем не бывало, прошла «губернаторская» елка, ради которой в зачумленный город свезли 800 малышей со всей области. 24 декабря был массовый праздник в конноспортивной школе, 29-го – в ледовом дворце… Чувствуете? Власть сама себе не указ, ей на собственные запреты плевать.

Но это все, конечно, цветочки. Разговаривал тут как-то с врачом из «Красного креста», так тот жалуется – какую-то то там трубку для томографа поставили не ту, и проверяющие уже год из больницы не вылезают. История, на самом деле, интересная. Современный томограф Toshiba появился в больнице в 2012 году, в октябре 2014 сломался, и главврач Журавлев (видный единоросс, был депутатом облдумы) выбил из бюджета средства на приобретение новой трубки – 8,5 миллионов.

Тут стоит отметить, что свое оборудование Toshiba обслуживает самостоятельно, но кому ж нужны простые пути? Объявили аукцион, купили трубку у отечественного поставщика. Как выяснилось в ходе тех самых злополучных проверок, - подержанную и без документов, 2012 года выпуска, которую ранее использовали в городской больнице № 4 города Владимира.

Ну, и о суммах надо сказать, конечно. Злые языки утверждают, что новая трубка от Toshiba в комплекте, с документами и НДС обошлась бы областному бюджету в 6,4 миллиона рублей, подержанная дрянь – см. выше.

И сколько бедные врачи мучаются от проверок, а пресс-релиза о возбуждении уголовного дела по факту нанесения областному бюджету ущерба в особо крупном размере все нет!

Отвращение вызвала у меня еще одна «медицинская» история, взволновавшая общественность в конце года – тайком, без всяких официальных объяснений и даже просто сообщений уволен главврач областного онкологического диспансера Гуло. Параллельно, кто знает, гремит скандал с онкологической клиникой в Москве, но ничего общего с нашей историей он не имеет, боюсь, у нас все как раз наоборот.

Гуло утверждает, что по вине департамента Смоленской области по здравоохранению и Смоленского отделения ФОМС у онкодиспансера накопилась немыслимая для бюджетного учреждения кредиторская задолженность - около 140 миллионов рублей, а выделяемое финансирование не позволяет оказывать больным качественную медицинскую помощь. А главврача выперли, поскольку он якобы боролся с чиновниками. Весь этот шум уже выплеснулся за пределы Смоленской области, но вот именно здесь мне было бы очень интересно послушать представителей департамента по здравоохранению, услышать их версию происхождения кредиторской задолженности онкодиспансера. И еще – я целиком и полностью одобряю увольнение Гуло, поскольку именно под его руководством онкодиспансер превратился в одну из самых кошмарных больниц в Смоленске!

Каждую неделю в средствах массовой информации появляется информация о новых лечебных препаратах, успешно используемых для лечения онкологических заболеваний то в одной, то в другой стране, да и о российских изобретениях в этой сфере немало пишется. В Израиле уже успешно лечат многие виды рака – вон, бывшего американского президента Картера спасли! В Смоленском областном онкологическом диспансере пациентов считают покойниками, и относятся к ним соответствующим образом. Дикие очереди, грубость, жестокость, неаккуратность, хамство… В фойе две регистратуры – для пациентов из Смоленска и из области, работает всегда одна, и в ней, как правило, сидит одна тетка, а остальные медсестры слоняются без дела с пустыми глазами по этажам. Очередь за карточкой, как расскажет вам любой пациент – 45 минут, при этом через раз карточка теряется, и человеку предлагают завести новую. А зачем она без истории болезни, без результатов предыдущих исследований, анализов? На прием к участковому онкологу нужно записываться за месяц! Да за месяц операбельная опухоль может пустить метастазы по всем органам!

Я все понимаю. Работа в онкодиспансере тяжелая, персоналу нелегко, но не доводить же все вокруг до такого скотства! И еще: в этом году я дважды слышал от разных людей, что хирурги онкодиспансера требуют взятку за операцию – в одном случае речь шла о 20 тысячах, в другом – о 50. Я не утверждаю, что это правда, но люди говорят. В интернете, кстати, мало отзывов об этом лечебном учреждении, и это понятно: каждый, кого это касается, боится сглазить, боится слово сказать против тех, на кого вся надежда.

Не блистает и официальная статистика: смертность от злокачественных опухолей в регионе растет. В первом полугодии 2016 года умерло на 17 человек больше, чем годом раньше; увеличивается число пациентов, которым проводится химиотерапия: в 2012 году таких было 3302 человека, в 2014 году – 3849 и в 2015 году – уже 3953. Департаменту по здравоохранению, разумеется, до всего этого нет никакого дела.

Гуло, конечно, много интересного рассказывает, и слова его должны проверять компетентные органы. Правда ли, например, что объем бюджетного финансирования областного онкодиспансера такой же, как у поликлиники №4 в Смоленске, и какой же это умник и под каким предлогом так решил? И кто, заодно уж, пациенты поликлиники №4?

Говоря о здравоохранении, невозможно не упомянуть и постыдную ситуацию в Смоленском государственном мединституте, возникшую после страшного пожара в студенческом общежитии. У ректора Отвагина поклонников мало, но я в свое время зауважал его за одно реальное дело. Долгие годы главное здание мединститута, изрисованное граффити снизу доверху, было одним из самых омерзительных строений в Смоленске, и после назначения Отвагина он всего, кажется, за полгода придал ему полностью приличный вид. Я, помню, даже изумился: значит, можно, значит, все в человека упирается?

С приходом главы субъекта у Отвагина начались неприятности: тот высказал ректору свое «резко нарицательное отношение» (©, глава субъекта) тем, что послал в Совет Федерации уволенную им из вуза Людмилу Козлову, потом был бунт преподавателей, в результате которого на федеральном уровне у ректора появился еще один враг, потом Отвагин лишился депутатского мандата, а с началом войны вуза с индийским торговцем студентами областная власть демонстративно приняла сторону иностранного рекрутера, открыто презрев интересы российского вуза. Все это было до чрезвычайности мерзко, и вуз всего за год превратился в какое-то смердящее кубло. Точка в этой истории практически поставлена, но победителей, как обычно бывает в таких случаях, не будет. Отвагин будто бы вот-вот уйдет, в обладминистрации, говорят, прочат на его место начальника смоленского отделения ФОМС Белькова (которого стоило бы для начала серьезно расспросить о проблемах онкодиспансера), но вполне возможно, что впервые в новейшей истории Смоленской области ректор смоленского вуза приедет из-за пределов региона.

В общем, смоленское здравоохранение впору спасать, если еще не поздно, и нет никаких сомнений в том, что нынешняя власть справиться с этой задачей не в состоянии.