?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Эта неделя – ну, часть недели - была у меня посвящена Depeche Mode. Некоторое время тому назад купил в газетном киоске книжку Джонатана Миллера «Обнаженные до костей», выпушенную издательством «Амфора» в этом году, и прочитал - по нынешним временам, уже эксперимент, поскольку от бумажных книг совсем отвык. Автор, как поясняется в издании, музыкальный журналист, «близкий к Depeche Mode на протяжении всей их карьеры», но родственником Дэниелу Миллеру, владельцу звукозаписывающей компании Mute, открывшей миру группу, он, судя про всему, не является. Охватываемый в книге период – с самого начала до альбома Exciter (2001) включительно.

Читая, конечно, и слушал Depeche Mode, начиная от Speak & Spell и до конца, пытаясь при этом вспомнить, где и когда я эти пластинки услышал, и какие события у меня с этими песнями ассоциируются. Ассоциаций, кстати, возникло великое множество, и не удивительно – впервые я услышал Depeche Mode в 1983 году, был это альбом A Broken Frame. Записи были у меня во всех форматах – на катушках «Свема», на кассетах, альбом Ultra откуда-то взялся на CD, потом коллекция целиком в mp3 и сейчас, наконец, flac. Самым приятным открытием, сделанным в ходе прочтения книжки, стало то, что сами музыканты очень высоко ценят свой третий альбом Construction Time Again (1983), который по сей день остается у меня любимым, и считают, что группа именно с него и началась.

В Советском Союзе Depeche Mode пользовался огромной популярностью, которая абсолютно ничем не подпитывалась – они здесь не выступали, их музыку фирма «Мелодия» не выпускала, по радио не крутили, даже не помню, чтобы в молодежном журнале «Ровесник» о них писали. При этом представить себе среднестатистическую дискотеку 80-x без песен Depeche Mode было просто невозможно. Лично я полюбил электронную музыку раньше – еще классе в седьмом я услышал Kraftwerk, и это была любовь на всю жизнь. Но Kraftwerk все же экспериментаторы, идеологи, о них даже по советскому радио рассказывали, так как их тезисы можно было подать как протест против «бездуховного буржуазного общества». Depeche Mode же сделали электронную музыку массовой, у них много отличных танцевальных песен с традиционными куплетами и запоминающимися припевами, вот только подход к аранжировке они использовали совершенно уникальный, что и выделило их на общем фоне. Вообще же, сейчас различие между двумя группами воспринимается как поколенческое: Бликса Баргельд, комментируя свой совместный альбом с электронщиком Альва Ното, парнем помоложе, пояснил: «Я был поклонником Kraftwerk, а он – уже Depeche Mode».

Любовь к Depeche Mode была необъятной и непреодолимой. Вот, многие, наверно, помнят танцы в «Молодости» и местную публику, которую в то время описывали просто – «Бакунина и Краснофлотская». Это был особенный, мягко говоря, контингент, появляться на танцах в «Молодухе» считалось опасным, драки, в которых участвовало порой до сотни молодых парней, случались там раз в две недели. Так вот, под Personal Jesus и Enjoy the Silence в 1990 году в «Молодухе» отплясывали все – и хулиганы, и цыгане, и все-все-все, да так, что стены дрожали! И это притом, что наиболее популярными в той среде исполнителями в то время были «Любэ» и Олег Газманов!

В книжке много написано про синтезаторы, которыми пользовались Depeche Mode. Вообще, толчком для всей этой музыки в 80-х годах прошлого века стало серьезное подешевление синтезаторов, благодаря чему они стали доступны не только титанам рок-музыки, но и молодым музыкантам (последних они подкупали, в первую очередь, тем, что можно играть музыку одним пальцем). Начинали Depeche Mode с аналоговых монстров, потом начали соединять их друг с другом (советская индустрия на этот этап так и не вышла), потом начали использовать Midi, потом перешли к цифровой технике и использованию немыслимо сложных даже на слух технологий работы с сэмплерами, а потом оказалось, что в общем случае для полноценного творчества достаточно и среднестатистического компьютера. И - как кода - интересное высказывание Алана Уайлдера, который более других причастен к уникальному звуку Depeche Mode: «Этот опыт преподал мне очень важный урок насчет самой передовой техники: на километр к ней не подходи!».

Поскольку я за судьбой Depeche Mode – за исключением слушания новых альбомов – не следил, книжка многое для меня прояснила. Например, период Songs of Faith & Devotion казался мне, мягко говоря, неудачным с творческой точки зрения, но теперь понятно, что провал этот, чуть было не поставивший точку в истории группы, был связан с извечными рок-н-ролльными «излишествами». Описано все достаточно отстраненно: понятно, что кое-кто вел себя, как скотина, но лицемерными причитаниями свидетелей рассказ об этом не сопровождается, а потому читатель сам волен вырабатывать отношение к тем чудовищным событиям.

Ну, и под конец главная сенсация: оказывается, папа у главного песенника группы Мартина Гора – негр. Гор, конечно, кудрявый, но все-таки блондин! Про папу – американского солдата, служившего в Англии – он узнал только в период альбома Violator, то есть почти в 30 лет. Он тогда готовился стать отцом, и мама, наконец, рассказала ему о папе, чтобы он не удивлялся, если его ребенок вдруг окажется чернокожим (опасения не оправдались). Вот они, судьбы людские…

Как-то сразу вспомнилось из любимого фильма:

- Так что, батя, у теперь совсем друзей нет?

- Получается, что нет. Нет, один есть. Но он… негр.