?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Если бы год назад я не поленился написать что-нибудь по поводу двух первых лет работы Алексея Островского на посту губернатора Смоленской области, обязательно отметил бы, что сюрпризов это назначение, к сожалению, не принесло. Многострадальная, пережившая нашествия поляков, французов и фашистов Смоленщина давно мечтает о любви и заботе, ждет «доброго барина», «второго Клименко» или еще кого-то, кто окажется способен что-то здесь сдвинуть и на что-то нас подвигнуть. Нужно ли нам это в действительности – бог весть, но жажда эта некоторую часть населения определенно мучает.

Назначение Островского сюрпризом, конечно, стало для всех. И отставки Антуфьева тогда особо не ждали, а уж провидца, способного предсказать назначение Островского смоленским губернатором, думаю, еще за час до этого события и в Кремле было не сыскать. Но что случилось – то случилось.

Другое дело, что сюрприз не повлек за собой никаких существенных перемен. То есть, подводя итоги двух лет работы Алексея Островского на посту губернатора Смоленской области, нужно было бы отметить: от столбовой дороги, протоптанной предыдущими губернаторами, Алексей Островский не отклонился.

Двухлетие, о котором я по лени промолчал, на самом деле, было рубежом важным – за ним у всех смоленских губернаторов все начинало падать из рук и рассыпаться. Так называемая наша «элитка» (группа руководящих товарищей, которые «решали вопросы» и при Анатольегорыче, и при Сандмитриче, и Викторниколаиче, и при Сергейвладимирыче) за это время приходила к выводу, что: а) толку от этого очередного нет (варианты: уже нет, нечего и ждать); б) опасаться его не приходится. Следствием этого в последующем обычно становились самые разнообразные подставы, на которые, чего уж греха таить, наши областные госмужи горазды.

Население за те же годы убеждалось, что ничего никуда не движется, перемен к лучшему не будет, и продолжало жить своей жизнью – недоступной пониманию губернатора. А жизнь эта требует перемен, и смена губернатора – одно из наших законных развлечений. То есть народ за два года уставал от приевшегося лица и начинал жаждать лица нового. Именно в этот момент губернатор (любой из них) вдруг осознавал, что народ его, блин, недооценивает, и на третий год работы начинал – сначала потихоньку, потом все громче - жаловаться: дескать, стараешься - стараешься, и никто ж не ценит!

В общем, ничего не меняется. Третий год работы губернатора Смоленской области – начало конца. Появляются сначала намеки, а потом и серьезные материалы, свидетельствующие о злоупотреблениях, учащаются скандалы, авторитет теряется, первому лицу все чаще колют в глаза тем, что он обещал, но не сделал, появляются люди, которые на улицах громко говорят: «Господи, когда уж Путин его, наконец, попрет?» ... И это странно, ведь губернаторы у нас были разные – и избранные, и назначенные, и чекисты, и коммунисты… И все всегда было одинаково, так что многие говорили: нам бы варяга, вдруг наведет порядок?! Ну, и вот варяг, и все то же самое.

Коллеги мне рассказывали, что некоторое время тому назад в Воронеже в сфере ЖКХ дела обстояли похуже нашего. Воду там по часам давали: с такого-то часа по такой – в этом районе, в другое время – в другом, и так далее. Но все изменилось. Однажды губернатору Алексею Гордееву (он, напомню, для воронежцев тоже варяг, правда, в отличие от Алексея Островского, имеет обширный опыт руководящей работы самого разного уровня во многих сферах народного хозяйства) слушать жалобы надоело, он, как мне сказали, «повел бровью» на каком-то совещании, и отрасль в областном центре немедленно начала работать прилично. Видя, как коммунальщикам и «Жилищнику» в Смоленске с высокой колокольни наплевать на губернатора Алексея Островского, не говоря уж о его «бодрых» заместителях, я поинтересовался: какие рычаги есть у Гордеева, чтобы влиять на местных чиновников и коммунальщиков? Компромат, уголовные дела, может, он их родственников в заложниках держит? Коллеги ответили туманно и многозначительно: «Просто есть такое понятие – сильный губернатор».

Недавно Гордеев, кстати, давал в Воронеже пресс-конференцию и заявил, что действительной угрозой национальной безопасности России является некомпетентность чиновников. Это публичное заявление заставило меня его еще больше зауважать (хотя местные журналисты не любят его за недоступность), а вот когда я посмотрел другие его высказывания, опубликованные воронежскими СМИ, задумался: сколько же уже в Доме Советов мне не доводилось слышать умных речей…

*****

Ну, наверно, могло бы выйти по-другому, не найди себе в Смоленской области Алексей Островский самых убогих советчиков, каких только можно было отыскать. Почему так получилось, я понимаю: сам-то он из депутатов, вот и подобрал здесь себе людей, ему лично понятных, социально близких – партийных депутатов, которые и сыграли (точнее - проиграли) игру за него. Все думал, как охарактеризовать администрацию Островского и вспомнил старый еврейский анекдот. Абрам уехал в Израиль, ему звонят родственники из России, спрашивают: «Ну что, ты уже устроился?». – «Пока нет, отвечает, еще работаю».

Так вот, значительная часть нынешних высокопоставленных чиновников – это люди, которые уже устроились, понимаете? Они официально имеют примерно два миллиона рублей в год, и их это совершенно устраивает, им ни-че-го больше не нужно! Ну, родственников еще на хлебные места пристроить бы, так и это у них, похоже, прекрасно получилось – благодаря недавнему масштабному сокращению штатов в органах госвласти. Сейчас людей в административных зданиях если и не больше, чем при Антуфьеве, то уж точно не меньше, но это – другие люди. Один из старейших обитателей Дома Советов тут как-то сказал, что раньше по утрам, добираясь до своего кабинета, успевал рук сто пожать, сейчас же идешь по этажам – и никого не узнаешь. Какие-то незнакомые девочки, какие-то мальчики в розовых рубашечках… Кто такие? А черт их знает!

Вообще, если сравнивать, то более всего нынешняя администрация напоминает времена Виктора Маслова, но с нюансами, и дело даже не в царящей в Доме Советов паранойе. У того была четкая задача: Смоленщина не должна попадать в ни в какие истории, лучше, чтобы про нее вообще забыли на федеральном уровне, а сам он, тем временем, с группой товарищей нашел бы правильное применение областному бюджету, пусть скромному, зато практически бесхозному. Есть определенный набор ритуальных телодвижений, без которого не обойтись, вот и славно, и никаких больше инициатив. Ну, тогда такое еще было возможно… Дом Советов, наполнившийся отставниками с пустыми глазами, тогда напоминал казарму, только что потными портянками не воняло.

Островский, я думаю, и хотел бы пиариться, но… не выходит. Из-за окружения, из-за кадровой своей политики, из-за того, что большая часть его подчиненных уже устроилась, и им, людям этим, больше ничего не нужно. Особенно же важно в данном случае то, что устроились они вот так кучеряво… чисто случайно (оттого и царит там паранойя)! Если бы не назначение Островского, им бы просто не светило обосноваться в Доме Советов. Ну, какой нормальный… да и не нормальный, а обычный смоленский губернатор взял бы в замы Платонова или, скажем, Кузнецова? Да никто, ни в жизнь! Это ж как камень себе на шею!

Может ли быть такое, что нынешние новые обитатели Дома Советов как-то по-особенному верны своему губернатору? Увы. Бессодержательность нынешней жизнедеятельности администрации Смоленской области уже превзошла все разумные пределы, такого просто никогда не было – достаточно полистать новости на ее официальном сайте! Несмотря ни на какие личные устремления, предыдущие губернаторы старались выглядеть в средствах массовой информации людьми серьезными, и если уж выступали – кто редко, кто часто – то, во-первых, к выступлениям готовились, а во-вторых, говорили на темы, достойные звания «губернатор». Сейчас журналисты, приглашенные на крайне редкие, потенциально интересные встречи, успевают в стотысячный раз услышать лишь обращенное к собеседнику сообщение Алексея Островского, что он – самый молодой «глава субъекта» в России, после чего протокольная съемка заканчивается. Чем на самом деле занимается губернатор Алексей Островский, не знает никто. Мотается зачем-то по области? Ну, это же несерьезно.

Фоном для этих бесконечных странных поездок служат новости о банкротстве завода холодильников и автоагрегатных заводов, закрытии «Росы», стремительная и неоспоримая деградация «Бахуса» и «Ситалла», продажа в никуда стадиона «Спартак» и санатория имени Пржевальского, позорная набережная, поток уголовных дел по «юбилейным» объектам, подозреваемыми по которым выступают люди, занявшие свои посты уже при Алексее Островском, крайне сомнительная, судя по подтвержденным документами материалам в СМИ, деятельность «Смолавтодора», грозящий грандиозным скандалом, никому ненужный и заведомо вредный проект «единой квитанции», тупое уничтожение приобретенного с помощью бюджетных средств огромного элитного стада «Тасис-Агро», позорно провалившаяся попытка сразиться со Сбербанком… Дальше просто лень вспоминать, но мне порой Алексея Островского бывало просто жалко, поскольку ни одному из его предшественников не доводилось сталкиваться с таким невероятным количеством имиджевых провалов. Ясно, что ко многому из перечисленного лично он прямого отношения не имеет, но на то она и власть, чтобы если уж проблему никак не решить, нужно хотя бы суметь отложить ее - до тех пор, когда ты уже не будешь губернатором.

Собирался возобновить писанину в блоге в порядке раскрутки альбома «Ультрамарин», но как-то грустновато получилось… Ничего, завтра выйдет веселей!