?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Плач по культуре

P3266349 (Large)

В конце ноября на заседании Общественной палаты при Смоленской областной Думе обсуждался вопрос о поддержке смоленской культуры. Выяснилось, что в настоящее время творческие союзы являются общественными организациями, что не позволяет органам государственной власти Смоленской области финансировать их деятельность в должной мере.

Расходы на содержание творческих союзов, заложенные в областном бюджете на 2004 год, таковы: отделению Союза писателей России выделено 300 тысяч; отделению Союза российских писателей - 55 тысяч рублей; отделению Союза художников – 127 тысяч; отделению Союза театральных деятелей – 55 тысяч; отделению Союза композиторов – 50 тысяч; областной организации Союза дизайнеров – 45 тысяч; отделению Союза фотохудожников – 45 тысяч; отделению Всероссийского музыкального общества – 30 тысяч рублей.

Творческих работников особенно поразил тот факт, что областной организации РОСТО выделен миллион.

Обращение к чужому опыту

Столкнувшись с такими цифрами, руководители творческих союзов стали раздумывать над тем, как изменить сложившуюся ситуацию в свою пользу. Традиционным с советских времен способом получения денег считаются обращения к власти. В связи с этим инициатор обсуждения этого вопроса на заседании Общественной палаты Раиса Ермишина, представляющая в этом совещательном органе Смоленское земское движение и самую ущемленную в 2004 году общественную организацию – отделение ВМО, предъявила коллегам текст закона «О профессиональных творческих работниках и творческих союзах в Свердловской области», действующий с 1998 года. В нем определяются понятия «творческий работник», «творческий союз», «творческая профессия», «социальный творческий заказ в сфере культуры»; определяются порядок создания творческих союзов, устанавливаются правила получения творческими работниками дополнительного материального содержания и так далее. Документ во всех смыслах замечательный! Особенное впечатление производит глава, определяющая права и обязанности творческих союзов: они вносят предложения, участвуют в обсуждении и рассмотрении, получают от органов власти информацию, способствуют развитию, самостоятельно формируют свои органы управления, определяют содержание, формы и методы своей деятельности. Примечательно, что во всей главе ни разу не встретилось нечто вроде: «творческие союзы обязаны…».
При внимательном прочтении понимаешь, что в Свердловской области творческие союзы участвуют в распределении социального творческого заказа на конкурсной основе. Помимо, скажем, Свердловского отделения Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России» в конкурсе на социальный заказ могут участвовать и другие творческие союзы местных художников. И эти «другие» там, похоже, есть.

У нас «других» союзов художников, композиторов, дизайнеров, фотохудожников нет (писательских два, но эта двойственность - общероссийская). Предположим, у власти появляется социальный заказ, для выполнения которого нужны художники. Кто участвует в конкурсе? Отделение Союза художников России, альтернативы которому нет. И власти придется мириться с тем, что предложит им именно эта организация, хотя, возможно, предложенный ею вариант решения поставленной задачи не оптимален.

Появление подобного закона в Смоленской области может привести к появлению альтернативных творческих союзов: не все смоленские художники являются членами Союза художников России, что нисколько не умаляет их творческий потенциал. Но в этом случае не факт, что финансовая поддержка из областной казны достанется существующим творческим союзам, которые, будучи недовольны своим нынешним положением, и инициировали эту дискуссию. Достигнут ли они своей цели в условиях реальной конкуренции?

Необходимы ли вообще в настоящее время цеховые объединения творческих работников? Ответ на этот вопрос неоднозначен. Например, большинство журналистов, чьи статьи в настоящее время печатаются в областных газетах, не являются членами Союза журналистов и не испытывают в том никакой нужды. Эльдар Рязанов, снимающий кино еще с советских времен, в своем недавнем интервью заявил, что никакой необходимости в Союзе кинематографистов нет – талантливый человек изыщет возможности снять кино и показать его зрителю, а дрязги между кинематографистами порождены людьми бесталанными и жаждущими власти.

Вроде говорят, да всё не про то…

Общественная палата рекомендовала областной администрации разработать аналог свердловского закона для Смоленской области, а также поддержала «обращение творческих союзов к руководству области и города Смоленска о создании на базе бывшего кинотеатра «Октябрь» центра «Дом искусств».

По первому пункту ответ оказался ожидаемым: поскольку подобного закона на федеральном уровне нет, нецелесообразно принимать его и на региональном уровне. Это, конечно, от лукавого: никто не препятствует принимать в регионе закон, аналога которого нет на уровне Федерации - просто для этого требуется серьезная юридическая проработка вопроса, исключающая претензии прокуратуры. Однако областная власть не уверена в том, что творческие союзы имеют право на финансовую поддержку, тем более, что бюджет и так еле сводит концы с концами. Раздумывать над этим вопросом областная власть будет только тогда, когда появится федеральный закон, прописывающий, какого рода поддержку творческим союзам должны оказывать органы региональной исполнительной власти, в каком объеме и откуда брать на это деньги.

Что же второго пункта, то он вызывает оторопь. Во-первых, почему это «Октябрь» - бывший кинотеатр? Он работает, в кино ходят люди, пусть они и не являются членами Общественной палаты при Смоленской областной Думе. Во-вторых, на здание старейшего в городе кинотеатра за последний год не претендовал только ленивый, но что-то нигде не доводилось увидеть четко разработанную концепцию его использования. Что такое «Дом искусств»? Каким и чьим целям он будет служить? Кто будет его содержать? Что там будет внутри? Что - и это главное! – его появление принесет не руководителям творческих союзов, а жителям города? Проблема «Октября», насколько ее понимает автор этих строк, заключается не в том, что кинотеатр стал никому не нужен (кинопоказ может приносить деньги, и на эту тему недавно предметно писал «Рабочий путь»), а в его аварийном состоянии. Вот ее-то как решить?

Государство и художники

Творческие союзы просят денег у власти. Просят, главным образом, потому, что так было раньше, и в советское время, как говорит большинство их руководителей, они жили лучше, чем сейчас. Есть, правда, одно «но»: в советское время у творческих союзов была одна, но подавляющая все остальное обязанность: они были идеологическими работниками, и лишь за это имели возможность кушать хлеб с маслом. Партия строила клубы и дворцы культуры, творческие работники их оформляли и наполняли содержанием, и все были довольны. Не было, правда, свободы творчества, но зато жили нормально.

Сейчас творчество свободно. Деньги тоже можно зарабатывать. Несколько кафе в Смоленске украшены работами смоленских художников, и употребляя глагол «украшены» я нисколько не иронизирую. Брянский художник вон вообще нашел золотую жилу и завалил своими «прикольными котами» и Брянск, и Смоленск, и Москву (это те три города, где я лично их видел). У нас накануне праздников картина обходится в 450 рублей, в столице – 800-900, товар разлетается как горячие пирожки, а заработки от этой халтуры позволяют художнику заниматься творчеством. Есть художники, проникшие в Интернет, есть такие, кто находит покупателей посредством личных связей. Почему так важно, чтобы картину всенепременнейше Министерство культуры РФ купило? Что это, вечность обеспечит?

Смоленские творческие работники не любят и.о. министра культуры Михаила Швыдкого. Причина становится ясна, когда почитаешь его прошлогоднее интервью журналу «Итоги»: «Мы продолжаем жить по старинке, даже хуже: советская власть в обмен на деньги требовала хотя бы идеологии, новая власть не просит ничего. А художники жаждут денег. Дашь - и тебя объявят хорошим министром, не дашь - съедят с потрохами. Но когда я только вступал в должность, было понятно: как только бюджет начнет выполняться и мы всерьез увеличим средства на содержание учреждений культуры и оплату труда, встанет вопрос о механизме контроля за расходованием бюджетных средств. (…) Государство существует не для того, чтобы удовлетворять запросы художников. Оно призвано удовлетворять запросы граждан». Вот в этих тезисах и кроется камень преткновения.

Слышат ли депутата?

На прошлой неделе руководители творческих союзов встретились с депутатом Государственной Думы Виктором Деренковским, который быстро и основательно развеял многие иллюзии. По мнению г-на Деренковского, принятие областного закона, о котором речь шла выше, бессмысленно: то, что может позволить себе Свердловская область, Смоленщине не по карману. Депутат Государственной Думы обещал отыскать проект федерального закона о творческих союзах, принятию которого воспротивился сначала президент Ельцин, а потом президент Путин, и обсудить с коллегами по нижней палате возможность вернуться к рассмотрению этого документа. По-настоящему он дал только один совет: «В Смоленской области очень много богатых людей. Людей, которые хранят деньги в кубышках, в больших стальных сейфах. Вам пора обратиться к ним напрямую». По вопросу о финансировании разных книг, альманахов и литературных журналов депутат сказал: «Вот есть журнал «Смоленск», я оказываю ему поддержку. Нужно вам публиковаться – пожалуйста, вот и главный редактор здесь присутствует». Виктор Деренковский с уверенностью предсказал, что в ближайшее время у государства не дойдут руки до настоящей поддержки культуры. В этом, в числе прочего, его убедило знакомство с коллегами по Государственной Думе, многие из которых оказались малообразованными, косноязычными и неинтеллигентными людьми. Стоит ли стремиться согреть культуру на груди у таких правителей?

В результате состоявшегося разговора присутствовавшие на встрече с Виктором Деренковским представители творческих союзов во главе с Раисой Ермишиной не отказались ни от одного из своих намерений. Вопреки услышанному, они собираются официально обратиться к депутату Государственной Думы Деренковскому, чтобы тот попросил губернатора Маслова, во-первых, встретиться с руководителями творческих союзов, во-вторых, велеть чиновникам областного департамента по культурной политике и туризму заняться работой над законопроектом об областных творческих союзах, в–третьих, отдать им «Октябрь». А еще они решили попросить у г-на Деренковского денег, поскольку депутаты Государственной Думы обладают 20-миллионным депутатским фондом для исполнения наказов избирателей. Пока, правда, не решили, на что.

Такой исход заставляет усомниться в том, что инициаторы всей этой дискуссии действительно обеспокоены состоянием смоленской культуры. Скорее уж, им хочется вносить предложения, участвовать в обсуждении и рассмотрении, получать от органов власти информацию и так далее. Быть, одним словом, у кормила.

"Рабочий путь", 4 марта 2004 года