?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

P6011210 (Large)

Сегодня из журнала «Смоленск» узнал, какие перемены произошли в областной филармонии. Там теперь, оказывается, семейный подряд: директор – Светлана Сидяченко, художественный руководитель – ее супруг Анатолий Сидяченко, а музыковед – их дочь Инна Лисовская. Скандал, который выплеснулся на страницы журнала, как я понял, связан с последней: к человеку, занимающему в государственном учреждении культуры должность музыковеда, предъявляются определенные требования, которым Инна Лисовская не соответствует. Ну, и есть еще отдельная тема – семейственность, которая в данном случае семьей Сидяченко не исчерпывается.

Светлана Сидяченко – человек известный. Она, если не ошибаюсь, была певицей на «Кристалле», потом переместилась в филармонию, потом – в кресло заместителя начальника департамента по культуре и туризму, потом ее пробовали устроить на должность директора Смоленского драматического театра, но коллектив встал на дыбы, и, в конце концов, она возглавила филармонию. Злые языки говорят, что строить карьеру ей еще со времен «Кристалла» помогает вице-спикер Смоленской областной Думы Николай Мартынов, сын которого женат на Инне Лисовской, но в этой публикации знающие люди отметили большое участие в судьбе Светланы Сидяченко вице-губернатора Николая Кузнецова (он, впрочем, в прошлом тоже депутат облдумы).

Вообще, взаимоотношения в среде культработников Смоленщины похожи на нравы, царящие в банке с пауками, и заявления Виктора Михненкова, который приглашен журналом в качестве эксперта для оценки событий в филармонии, тоже, как говорится, стоит делить на два. В отдельных местах его пафос можно разделить, другие соображения вызывают недоумение, и одно из них как раз и побудило меня все это писать.

- Давайте сравним хотя бы два фестиваля имени Глинки – 2012-го и 2013-го годов, - говорит Михненков. - Афиши можно найти в Интернете. И любой непредубежденный человек скажет: это небо и земля. В 2012 году планка была поднята на самый высокий уровень. А что происходит сейчас, не могу оценить даже на «троечку».

Честно сказать, понятия «небо» и «земля» к нашему фестивалю имени Глинки, по моему глубокому убеждению, вообще неприменимы. На данный момент это едва ли не старейший музыкальный фестиваль в России, между прочим, и слава богу, что в период всевозможных перемен его сумели сохранить. Однако уровень, на котором он проводится, настолько жалок, что увидеть существенные отличия в его неизменно серой и бессобытийной программе способен, наверно, только человек, причастный к организации.

Фестиваль есть, он носит имя одного из крупнейших русских композиторов. Он появился в Смоленске благодаря великому Ивану Козловскому при участии старейшей областной газеты "Рабочий путь" и обладает долгой историей. Почему же о нем никто не знает, почему о нем не пишут? Эти вопросы наши чиновники обычно гневно адресуют журналистам, и вот никак им не объяснить, что писать-то фактически не о чем, снимать нечего. И здесь опять все упирается в отсутствие человека, способного заниматься организацией фестиваля. И еще в то, что нужно фестиваль готовить, а у нас тут скандал в филармонии.

Десять лет назад, побывав на великолепно организованном и широко освещавшемся федеральными СМИ музыкальном фестивале в Брянске, я написал на эту тему большую статью. Тогда мы готовились к 200-летию Глинки, и хотелось, чтобы фестиваль, посвященный этому событию, стал особенным. Но на него и в юбилейный год было выделено 300 тысяч рублей, и получился он пусть и значительнее по составу участников, но сути своей не изменил. Сейчас мы готовимся к 210-летию со дня рождения Глинки, и тот текст остается актуальным. Читать вот здесь >>>