?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

2-АССА-2. Не пронесло.

211614405

С 26 марта в интернете проходит общедоступный кинофестиваль «Дубль 2», организованный «Российской Газетой» и позволяющий посмотреть современные российские фильмы и мультики, которые, возможно, больше нигде не увидишь. Меня в его программе больше всего интересовала «2-АССА-2» Сергея Соловьева. Фильм этот снят много лет назад, но увидеть его было невозможно нигде. Показывали его только на каких-то кинофестивалях, но на DVD он не вышел, и в сеть не попал. До прошлого понедельника. Благодаря кинофестивалю «Дубль 2» он теперь есть на Рутрекере.

Вообще, на фестивале две работы Соловьева – кроме второй «АССЫ», еще и «Анна Каренина», фильм такой же сложной судьбы. Они представлены режиссером как дилогия, и, в общем, какой-то смысл в этом определении есть, поскольку в фильме «2-АССА-2» действуют члены съемочной группы, занимающейся съемками этой самой «Анны Карениной». Этим связь двух фильмов, собственно, и исчерпывается.

Конечно, «2-АССА-2» является продолжением первой «АССЫ» и всей трилогии Сергея Соловьева, в которую помимо нее вошли фильмы «Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви» и «Дом под звездным небом». Продолжением, в общем, необязательным: вторая «АССА» просто констатирует, что ничего хорошего потом не случилось. Как, собственно, и предсказывалось в завершающем фильме трилогии. Еще в «Нежном возрасте», который, в общем, тоже был продолжением трилогии, режиссер был способен изображать происходящее вокруг нас с некоторой долей юмора, но вторая «АССА» ставит окончательную точку: ужас воцарился, и ему не только нет конца-края, но и спастись уже некуда.

Мне очень нравится мысль Павла Крусанова, что родина – это функция не пространства, а времени, и в этом смысле трилогия Сергея Соловьева как раз и является для меня родиной или одним из самых существенных атрибутов оной. Я знаю три этих фильма практически наизусть, как и многие мои сверстники, и нередко пересматриваю.

Премьера фильма «АССА» в Москве состоялась в 1987 году, в совершенно волшебное время, и стала чем-то совершенно невероятным – там были «Арт-рок-парад», шоу авангардной моды, выставка «новой живописи», концерт «Аквариума», «Кино», «Бригады С», «Браво», турне по многим городам страны, статьи в газетах… Совсем уж неслыханное дело: фирма «Мелодия» выпустила к этому событию пластинку (виниловую) с песнями к фильму (понятие саундтрек тогда еще не вошло в обиход)! Когда той осенью брат привез мне ее из Москвы, я просто не поверил своим глазам, я подумал, что мир действительно переворачивается! И пока не поставил диск на вертушку, не верил, что на пластинке действительно записаны «Мочалкин блюз» и «Старик Козлодоев» «Аквариума», и тексты этих песен звучат ровно так же, как на альбоме «Треугольник». Это было не-мыс-ли-мо.

Сам фильм мы с друзьями увидели только следующим летом, в видеосалоне Дома молодежи, ради чего, если не ошибаюсь, устроили себе выходной в стройотряде. Экран там был маленький, но ощущение было умопомрачительное. Да даже вот и «Мы ждем перемен!» Цоя: одно дело – услышать песню, совсем другое – увидеть, к чему она в фильме, в каком контексте звучит, и как мерзкий кабак превращается в огромный зал с огоньками тысяч зажигалок и бенгальских огней… А Баширов с монологом о первом космонавте! А сны Бабанана! А словарик - «мурзик», «папик», «шузы», «застебать», «мочалка», «Гребенщиков Борис Борисович»… Ох.

Уже в 2009 году вышла «Роза», и смотрели мы ее в «Современнике». Это самый добрый и веселый фильм трилогии, там невероятное количество стеба, там потрясающе сыграли Илья Иванов и Александр Баширов, Александр Абдулов и Татьяна Друбич… Фильм разлетелся на цитаты, и некоторые мои сверстники по сей день разговаривают ими.

С «Домом под звездным небом» вышла особая история – я случайно оказался на его премьере в «Пушкинском», в Москве. Время было какое-то жуткое: поздняя осень 1991 года, холод, пронизывающий ветер, грязь, ожидание каких-то совсем близких катаклизмов… Именно тогда, на этой премьере я впервые увидел живого БГ – «бога, от которого сияние исходит» - и услышал «живой» «Аквариум». Фильм же поверг в изумление, и, как ни странно, то первое яркое впечатление за эти годы нисколько не поблекло, и от «Дома под звездным небом» у меня до сих пор мурашки по коже. Но мурашки – мурашками, а вот финал тогда показался мне совершенно неуместным. Молодые герои, расправившись с нечистью, улетают на воздушном шаре, да не просто улетают, а просто бегут – подальше от мерзости, ужаса, отчаяния. Мне, честно сказать, тогда казалось, что у нас все только начинается, что все теперь как-то начнет налаживаться – что ж, 24 года было, чему удивляться. И вдруг – такое. А еще через месяц, помнится, вышли «Небеса обетованные» Эльдара Рязанова, которые также завершались полетом на старом паровозе, бегством героев… И я, помню, недоумевал: что они – сговорились, что ли? Но, по всему вышло, что режиссеры были провидцами, и им уже тогда было понятно, что ничего хорошего впереди нас не ждет.

Фильмы «АССА», «Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви» и «Дом под звездным небом» - конечно, трилогия, посвященная тому восхитительному и до боли короткому промежутку времени, когда была надежда. Специфика жанра, впрочем, такова, что оценить этот памятник по достоинству смогут только те, кто пережил те годы, кто знает контекст. Кто запоем читал газеты и журналы, скупал невероятные книги, которые никогда и не чаял прочитать, смотрел удивительные фильмы и робко надеялся, что мерзости совка окончательно ушли в прошлое.

Трилогия Сергея Соловьева является трилогией не в том смысле, что герои одни и те же, и действие сквозное. Она посвящена тому, как в те полные событий и перемен несколько лет менялся герой нашего времени. Вот Бананан – младший брат гребенщиковского Иванова, инженера на сотню рублей: «Я вообще не живу жизнью. Жить жизнью грустно. Работа - дом, работа - могила. Я живу в заповедном мире моих снов. А жизнь, что жизнь? Практически жизнь - это окошко, в которое я время от времени выглядываю». Герой погибает, поскольку его зазеркалье рушится, а вид в окошке меняется, и время вызывает к жизни новую фигуру, требующую перемен. Потом дальше, во втором фильме, все еще надежды: герой, на голову которого сваливается иностранное наследство, твердо решает остаться на Родине, крестится, идет в суворовское училище, мечтая стать офицером, совершает мужественный поступок, обзаводится семьей, и берет на себя ответственность за близких. И третий этап: надежды, что окружающую среду можно очистить от мерзости, испаряются, герои лишаются всего, объявляют подонкам войну, но не справляются, и вынуждены спасаться бегством – подальше от паскудной действительности. "А может, пронесет?" - спрашивает герой у героини. "Нет".

Не пронесло. «2-АССА-2» доказывает: нет, не пронесло. Кто тогда, в 91-м, не спасся, не улетел на воздушном шаре, ну вот ровно так и живут, и поют в память о той, давнишней возможности: «Мне бы, мне бы, мне бы в небо!». Живут и умирают. Все концы – в темную-темную воду. И навсегда.

1195027227_acca

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
Olga Leonova
Apr. 9th, 2013 10:50 am (UTC)
Если родина – "это функция не пространства, а времени" (с), то для меня Родина - это Сольвьевская "Асса"... Первая...
Тогда я чувствовала себя дома, а сейчас часто ощущение, что в гостях.
Посмотрели "2-Асса-2". Просто здорово...
( 1 comment — Leave a comment )