?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

По Сеньке и шапка

IMG_6968 (Large)

Вчера судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда установила стоимость пострадавших от моей апрельской заметки в «Российской газете» чести и достоинства депутата горсовета Петракова: 1500 рублей. Пятьсот рублей заплачу ему я, тысячу – редакция. Не знаю пока, будем ли мы и дальше работать над снижением этой суммы, но лично мне судебное решение кажется приемлемым. Просто потому, что отдать господину Петракову пятьсот рублей даже смешней, чем не отдать ничего. Если свести эту сумму к нулю, он может начать это как-то по-особенному интерпретировать, а тут уж ничего особо не скажешь.

Из-за чего сыр-бор? После того, как господин Петраков отсидел два дня под арестом за совершение административного правонарушения (хочу обратить внимание на сам этот факт, поскольку уже само это событие даже по российским меркам заметное: чтобы народного избранника – да в камеру), он тщательно изучил все написанное по этому поводу, выбрал три заметки - мою, «рабочепутейскую» и из «Смоленских губернских ведомостей» - и начал втайне готовить иски о защите своих чести и достоинства, которым мы, как он посчитал, нанесли ущерб.

Не буду говорить о претензиях, которые он предъявил коллегам, хотя в случае с «РП» ситуация, по-моему, приобретает совершенно сюрреалистический характер, но что касается моей заметки, неточность в ней действительно была. Не вижу в этом ничего сверхъестественного: журналисты всегда допускали и всегда будут допускать неточности и ошибаться. За годы своей работы журналистом я до этого случая никогда ни с кем не судился, хотя и ситуации бывали посложнее, и времена для написания статей бывали похуже нынешних, и с людьми приходилось иметь дело разными. Все потому, что есть федеральный закон о СМИ, который, при всех своих недостатках, предоставляет достаточно досудебных способов разрешения конфликта. У гражданина, посчитавшего, что на него возвели напраслину, что нанесли ущерб его чести и достоинству, есть возможность опубликовать опровержение, у него есть право на ответ, и это, на самом деле, куда лучше, чем судиться – во всех смыслах. Но господин Петраков профильным для журналистов законом не воспользовался.

Что такое защита чести и достоинства? В моем понимании, человек, заинтересованный в решении этой задачи, в первую очередь требует исправления недостоверной информации о себе, а потом уж беспокоится о наказании виновного. Здесь ничего подобного не было. О претензиях господина Петракова я узнал за пару недель до заседания Ленинского районного суда, где должен был рассматриваться его иск, а на дворе тогда стоял июль. К тому времени заметка, якобы ущемляющая честь и достоинство депутата Петракова, три месяца болталась на официальном сайте издания правительства РФ, и это народного избранника нисколько не смущало – пусть себе! Он даже заранее официально зафиксировал ее текст в суде, чтобы я, не дай бог, не исправил неточность!

Еще одна немаловажная деталь: об аресте Петракова сообщили все СМИ, и все – примерно одинаково, причем не был я одинок в своей оплошности: некоторые допустили ту же неточность, что и я. Однако, господин Петраков решил судиться только с тремя СМИ. Он не стал высказывать претензии в адрес СМИ своего коллеги-депутата Юрия Михайлова, государственной «Смоленской газеты», корпоративной «Смоленской недели», «Никольского кольца», телеканалов… То есть я наношу ущерб, «рабочепутейцы» наносят, а коллеги из другого СМИ - нет. Это, конечно, дело Петракова, он вправе сам решать, кому высказывать претензии, а от кого принимать хулу смиренно, но вот положа руку на сердце: так ли защищают честь и достоинство?

Убежден (и заявил это в суде), что ни о какой защите никаких чести и достоинства господин Петраков и не помышлял. Он просто решил подзаработать: 500 «штук» с меня, «лимон» – с «РП», 300 тысяч с «Ведомостей»… Наверно, деньги очень нужны. Откуда он взял эти суммы, так и осталось неизвестным, поскольку никакого подтверждения ущерба, нанесенного депутатом моей заметкой, и расчетов его размера он в суде так и не предъявил. Но по тексту его иска сразу было видно, кем считает себя депутат Петраков. «…публикация вышеуказанных недостоверных сведений подорвала мою репутацию и в политических кругах – среди депутатов Смоленской городского Совета, администрации г. Смоленска, избирателей», - написал он. В суде мне пришлось разъяснять господину Петракову, что ни городской Совет, ни администрация Смоленска не являются политическими организациями, невозможно отнести к пресловутым «политическим кругам» и избирателей. Одного из них депутат Петраков, кстати, привел в суд, но и тут вышла оплошность: когда судья спросила того, изменил ли он свое мнение о Петракове после того, как прочитал мою заметку, свидетель ответил: «Да ну что вы, конечно, нет! И никто в это не поверил!».

Суд первой инстанции в июле удовлетворил требования господина Петракова частично: отказал ему в опровержении одного из трех не понравившихся ему предложений и оценил ущерб, нанесенный его чести и достоинству, в 25 тысяч рублей. И я, и редакция подали кассационные жалобы на это решение, поскольку, при всем уважении к суду, многие важные обстоятельства не были учтены. Вчера в Смоленске побывали начальник дирекции по правовым вопросам "Российской газеты" Ольга Куртенкова, юрист Центра защиты прав СМИ Маргарита Ледовских (это фактически единственная в России юридическая контора, профессионально защищающая журналистов и имеющая в этой сфере огромный опыт, в том числе – по делам, которые рассматривал Европейский суд по правам человека) и директор Воронежского филиала «РГ» Олег Колесников (на верхнем фото - слева направо). Ну и вот: оказалось, что судьи внимательно слушают все, что им говорят, просто говорить нужно правильные вещи. В результате господин Петраков получит 1500 рублей и опровержение одной лишь моей неточности, а не всего, что ему там почудилось, и что будто бы нанесло ему ущерб в этих баснословных, невозможных этих «политических кругах».

После судебного заседания мне удалось уговорить Маргариту пообщаться с журналистами «Рабочего пути» - даже не по поводу их нынешнего спора с господином Петраковым, а просто ради налаживания перспективных контактов на будущее. В Смоленске никто и никогда не защищал журналистов профессионально, здесь никогда не было юриста, специализирующегося в нашей сфере, и я считаю огромным прорывом то, что мы сумели привезти в Смоленск представителя Центра по защите прав СМИ (вот спасибо господину Петракову!). Готов сообщить координаты агентства всем заинтересованным коллегам и буду рад способствовать налаживанию контактов.

На заседании суда первой инстанции я сказал господину Петракову, что эти процессы нанесут его чести и достоинству куда больший ущерб, чем наши публикации. Это не было угрозой, и дело не в том, что я или коллеги, обидевшись, начнем писать о нем нехорошие вещи. Просто хотя бы иногда нужно задумываться о том, что ты творишь, и чем твои действия обернутся. Человек садится за руль пьяный, попадается гаишникам и лишается водительских прав. Об этом никто не узнал, это не нанесло никакого урона репутации Петракова. Но он снова садится за руль, и даже неважно, пьяный или не пьяный, но он попадается гаишникам без водительских прав и, опраздновав Пасху, приходит садиться в камеру. Это не могло остаться без внимания – просто потому, что сюжет уже приобрел все признаки «прикольности» (со всей ответственностью могу заявить, что сейчас это главное требование к хорошей новости). И вместо того, чтобы попытаться затушевать все случившееся какими-то добрыми делами, господин Петраков подает в суд на три газеты! А ведь это означает, что после вынесения решений его история снова всплывет в СМИ, ведь если нас обяжут публиковать опровержение, никто не запретит нам присовокупить к нему редакционный комментарий. К тому же со вчерашнего дня эта история стала еще прикольней! Ведь это прикольно, когда человек рассчитывает, как говорится, «по легкому срубить пол-лимона», а получает 500 рублей. А тут еще один прикол – в прошлую пятницу, с Сергеем Якимовым из «Рабочего пути», случай, о котором редакция к всеобщему удовольствию не промолчала, и коллеги из других СМИ не оставили это позорище без внимания. Ну, и что теперь?

IMG_6981 (Large)

IMG_6984 (Large)

IMG_6992 (Large)

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
udalets_julia
Oct. 24th, 2012 06:22 pm (UTC)
Буду знать во сколько уже оценили честь и достоинство одного из депутатов. Спасибо.

И если можно, то очень хочу позаимствовать координаты Маргариты. Если не побрезгуете поделиться с представителем "желтой прессы" - так нас сегодня Ершов окрестил.
raichev
Oct. 24th, 2012 06:32 pm (UTC)
Охотно дам координаты при встрече. Слышал, у вас тоже назревает...
udalets_julia
Oct. 24th, 2012 06:42 pm (UTC)
Есть чутка... Так что буду особенно рада встрече :)
max_pronin
Oct. 24th, 2012 06:25 pm (UTC)
С почином! )) Лучше поздно... ;)
raichev
Oct. 24th, 2012 06:34 pm (UTC)
Ну, я, честно говоря, обошелся бы без этого опыта, но вот вышеупомянутый Олег Колесников считает все, что вчера произошло, чрезвычайно важным. По многим причинам. Потому что произошло куда больше, чем я тут написал.

Edited at 2012-10-24 06:34 pm (UTC)
max_pronin
Oct. 24th, 2012 07:49 pm (UTC)
Какой журналист без опыта по 152 ГК и 129-130 УК ))
Maksim Kozhurov
Oct. 25th, 2012 09:07 am (UTC)
Победа однозначно. За символическую плату история продолжается)
m_zaxaroff
Oct. 25th, 2012 06:50 pm (UTC)
А мне вот интересно, какую все-таки ошибку допустил Дмитрий Раичев?! Просто уточнение фактов - моя повседневная работа. В конце концов, на нас тоже могут подать в суд. Будем хоть знать, где произошла неточность.
raichev
Oct. 25th, 2012 07:59 pm (UTC)
Я неверно сформулировал, за что он был посажен под арест. Он сидел за вождение без водительских прав.
kol_65
Nov. 8th, 2012 10:26 am (UTC)
Считаю процесс важным со всех сторон - учебной, паблицитной, профессиональной. Встречаться по негативным поводам, дело хорошее)))
( 10 comments — Leave a comment )