?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Радио Ностальгия

P3283725 (Large)

Не так давно обнаружил, что в Смоленске бесследно исчезло огромное количество памятных объектов. То есть гулять по городу и говорить друзьям: «А помните, как мы здесь на следующий день после выпускного вечера… ?» или «Вот именно здесь мы обсуждали первый номер рок-музыкальной газеты «Туесок», не получается. Нету больше тех исторических мест!

Ну, вот, скажем, давным-давно нет «Трех столов» - небольшого бара в гостинице «Центральная» (теперь – 8-звездочный «Смоленскотель»). В 1982 году, когда я побывал там впервые, бар мог похвастаться единственной в городе итальянской кофемашиной, появившейся в Смоленске к Олимпиаде-80. Еще там были ликеры – «Кофейный», «Мятный», «Шартрез», что-то в районе 60 копеек за 50 граммов, и даже шампанское в розлив – около 90 копеек за 100 граммов (на начало 80-х).

Нет уже «Зари», точнее, сама она есть, но тот зал, который работает сейчас (ни разу не был) – в любом случае, совсем не та «Заря», даже вход у нее в другом месте. Сначала там был коктейль-бар с интимной обстановкой, но его я фактически не застал. Потом сделали ремонт, убрали всевозможные интерьерные излишества, извели интим, и получилось обычное кафе, ставшее популярным у молодежи, обитающей в центре. Там еще работала замечательная тетя Валя, которая порой отпускала некоторым нищим, но честным студентам в долг, а ближе к закрытию так уставала, что иногда давала, скажем, со 100 рублей сдачу как с 500.

Нету «Падшей лошади» - «стекляшки», на месте которой теперь красуется «Русский двор». Это было полноценное кафе, где кормили первым, вторым и третьим, спиртное там то было, то нет, но вот что особенно запомнилось – так это блины. До обеда там делали просто блины, а в обед и позже – блины с мясом. Так вот ничего подобного тем «просто блинам» я никогда и нигде больше не ел, и дома сделать такие не получается. Понятно, что делали их там на воде, но и это знание ничего не дает. Наверно, и вода там была какая-то особенная, и мука… В конце 80-х основными обитателями «Падшей лошади» были всевозможные неформалы, тусовавшиеся у Дома молодежи (его тоже нет, в этом здании после ремонта недавно открылась художественная галерея) – панки, обитатели рок-клуба. В 90-е в этом кофе после демонстраций и всевозможных митингов на площади Ленина любили посидеть журналисты.

Кафе-мороженого на втором этаже на улице Ленина тоже нет, но там я, в общем, почти не бывал.

Обо всех упомянутых заведениях в своих статьях (рассказах?) повествовал смоленский писатель Олег Разумовский, но как-то безлично. Между тем, сам он был заметным участником неформальной жизни центра города, и если бы кто-то взялся написать серию рассказов о самом Разумовском в этой ипостаси, чтение получилось бы, мне кажется, увлекательным. Ну, вот, например, помню, как однажды мы с моим другом пили кофе в «Трех столах», сидели за столиком, при этом у нас собой была бобина «Свема» 525 метров с записью (на 19-й скорости) двух альбомов голландской, кажется, группы Exception, занимавшейся рок-обработкой классических произведений. К нам неожиданно подсел очень взрослый (в нашем понимании) мужчина, одетый в джинсы, изучил бобину и начал долгий и обстоятельный разговор о рок-музыке. Мы обсудили Pink Floyd, Rainbow, огромное количество другой актуальной на тот момент музыки, после чего новый знакомый… стрельнул у нас денег. И как было отказать, ведь он уделил нам, пацанам, столько времени! В последнее время на Блонье ко мне через день подходит один и тот же парень и тупо, неизобретательно просит 15 рублей, и я вот часто вспоминаю, как красиво раньше умели стрелять.

В здании на углу Николаева и Октябрьской революции нет больше ни «Кофейни», ни «Спутника» хотя в свое время именно «Спутником» этот дом и называли. «Кофейня» появилась, по-моему, в начале 80-х, я тогда уже любил кофе, и поскольку это было рядом с домом, ходил туда постоянно (там тоже была кофемашина, но работала через пень-колоду, и когда она ломалась, там делали турецкий кофе). Еще с ней почему-то стойко ассоциируется ликер «Лимонный» и бутерброды с ветчиной. Интересно: большой перерыв в СФМЭИ длился 40 минут, и этого вполне хватало, чтобы дойти до «Кофейни», выпить кофе и вернуться!

Тем, кто моложе, может показаться странным, что я делаю такой акцент на кофе, но «Три стола» и «Кофейня» на протяжении долгих лет были в Смоленске чуть ли не единственными местами в центре города, где можно было выпить черного кофе. Его ведь даже дома выпить было нельзя, потому что купить кофе в магазинах было невозможно! Растворимый возили из Москвы, молотый в красных и зеленых пачках по 250 граммов, если и появлялся, то на пару часов – расхватывали. Еще, помню, продавались зеленые зерна, робуста, которые нужно было жарить… Ужас.

IMG_0217 (Large)

На Большой Советской давным-давно нет «Ямы» и «Белочки».

Нету «стекляшки» на проспекте Гагарина, напротив «Гамаюна». На протяжении некоторого времени в начале «нулевых» это было постоянное место отдыха «рабочепутейцев» (редакция тогда находилась на Дохтурова, 3). Там тоже работала замечательная женщина, известная как Петровна, и к своим постоянным клиентам она относилась с большим доверием и практически материнской заботой. Было еще два «отрядных» места – бар «Ягодка» на Николаева и кафе в здании общежития пединститута на улице Дзержинского (во втором мы постоянно встречали председателя облдумы Владимира Анисимова, заходившего выпить пива). Сейчас нет ни того, ни другого.

«Трактира «Ы» на улице Коммунистической тоже нет. Сам я там никогда не бывал, но место, по слухам, было немаловажное. Гастронома «Смоленск», где также было кафе, нередко посещаемое служащими мэрии, тоже нет.

Похоже, самыми старинными точками общепита в центре сейчас стали «Бистро» на Маяковского и «Пионерское» у кинотеатра «Октябрь».

Между прочим, в 80-е на Блонье никогда не бухали! И не потому, что забирали в милицию, а потому, что все знали – наверняка заберут. По вечерам выпивали или в «Заре», или в кафе-мороженом (они работали допоздна), или на «смотровой» - был за пединститутом такой обрыв с красивым видом на Заднепровье, сейчас зарос, или под козырьком пединститута, или «на тропе». Зато нынче теплыми вечерами бухают на всех лавочках, и всем на это наплевать - и властям, и полиции. Точнее, было этим летом несколько дней, когда полицейские вдруг начали гонять пьющих, и даже заставляли их выливать пойло, но это, похоже, была разовая акция. Милиция прекратила бороться с нарушениями общественного порядка в 90-х. Отмазка была такая: в любой компании может быть отморозок, который пальнет, и хороший парень погибнет (народ объяснял это иначе – дескать, они слишком заняты рэкетом, чтобы еще и за порядком следить). Никто уже давно не стреляет, а следить за порядком так и не начали.

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
maryan_de_costa
Aug. 17th, 2012 12:09 pm (UTC)
ностальгия...
a_gapeenko
Aug. 17th, 2012 01:20 pm (UTC)
"На тропе" - это, я так понимаю, за общежитием и библиотекой СмолГУ, где овраг? Там до сих пор молодёжь закладывает, это место ещё называется "за "чайником" (так кличут Дом коммуны). Мы своей компашкой называли "на телевизоре" - потому что кто-то выбросил у тропинки старый телик, и мы на нём соорудили импровизированный столик... Эх, времена!..
raichev
Aug. 17th, 2012 02:26 pm (UTC)
Да, имелось в виду это место. При позднем совке его называли "тропой Хошимина".
redvedma
Aug. 17th, 2012 07:04 pm (UTC)
Очень интересно было почитать)) Я помню еще все эти кафешки, хотя тогда была слишком маленькая, чтобы там пить кофе или что покрепче. А вот "Спутник" еще застала. Там еще бильярд был, такой тесный, что с одной стороны кий не влезал :)
vladiksek
Aug. 17th, 2012 08:34 pm (UTC)
По пути на тропу были два крыльца выставочного зала, переднее и заднее. Где теперь монастырь за забором. Но там могли замести менты. И на тропе могли. И заметали, везде ходили, особенно при Андропове.

Кафе-мороженое на втором этаже звали "компотница". Там, в раннем "Бистро" и в "Белочке" делали кофе по-турецки, в турке на песке. И можно было курить.

"Трактир Ы" возник и исчез после падения "Гостинки". Гадюшник с пластиковыми столами, не стоит внимания.

А вот "Гостинку" ты пропустил. Бар "Гостиная" в Центре культуры и досуга(!) у Микешина. Целая эпоха додефолт и после. Там Армстронга ставили и перемывали косточки дебютанту Тарантино. Браки распадались и заключались. Безденежные доны Синяков и Кулемин...)))

"Бистро" было приличным местом в начале нулевых, при барменшах-сестрах Оле и Свете. Гоняли ханыг, варили хороший кофе, курить можно было. Давно превратилось в забегаловку с пластиковыми стаканами, рай для Разумовского. Кстати, он написал - тоже закрывают.

"Компотница", "Бистро" и "Заря" - одна фирма. Слышал, в приватизацию досталась общепитовской даме. Отсутствие креатива у данной популяции все и сгубило. Сохранила бы атмосферу - народ бы поддержал рублем. Места-то намоленные...

raichev
Aug. 17th, 2012 09:04 pm (UTC)
Топоним "Гостинка" вообще никогда не слышал, а вот место вспомнил, да. Даже брал однажды там у Сергея Летова и Алексея Борисова интервью о революции... Но там, по-моему, было запредельно дорого.
vladiksek
Aug. 17th, 2012 10:23 pm (UTC)
Один раз я тебя там видел. Даже поздоровались, школу вспомнили. Вроде тебя Синяков и привел с толпой "Губернских..." Да-а, прощай молодость...)))
А цены были приемлимые.
Владимир Астапович
Aug. 18th, 2012 07:42 am (UTC)
Ну, ты прямо Гиляровский-Смоленский. :-)
ad_balakireva
Aug. 18th, 2012 05:56 pm (UTC)
Не все так безкорнево как кажется, Дима)). В "Заре" до сих пор можно услышать - не дам я вам лимончик в кофе, людям закусывать нечем, а вы тут продукт переводите (и все это произносится так, что ты соглашаешься с оратором). Разумовский, кстати, бодр и бухает периодически у Теркина. В "Пионерском" посетителей не меньше чем в "Русском дворе". Это я к тому, что хоть все вышеперечисленное исчезло, да не нам его не изжить))
raichev
Aug. 18th, 2012 06:23 pm (UTC)
Аннушка, а что говорил, что нужно изжить? Я, напротив, говорю, что извели места, с которыми многое связано - не только у меня, у многих! Как сказал товарищ - "намоленные". И ничего хорошего в этом нет. Вот в Европе есть кабаки, ведущие свою историю с XVII века, ты только представь это - почти пятьсот лет в одном и том же помещении люди встречаются, влюбляются, пьют пиво... А у нас прошло 20 лет - и молодости целого поколения как не бывало!
vladiksek
Aug. 19th, 2012 08:35 am (UTC)
Во-во! Юная девушка уже путает старуюЗарю с нынешней распивочной на углу (пробили вход с улицы в бывший банкетный зал).
В фильме "Бал" французы 50 лет танцуют в одном кафе-дансинге, история без слов: http://www.kinopoisk.ru/film/63779/
Приятно было бы зайти в заведение, где 30 лет пьет бодрый смоленский Хемингвей. А он у Теркина трется...))
Andrew Mukonin
Aug. 20th, 2012 05:12 am (UTC)
Митя! А что сейчас с забегаловкой в районе дома книги? Подвальчик такой там был. Помнится в 93-м, кажется, во время очередного фестиваля под руководством Саши Голубева, водил я по Смоленску некоего Дрора Файлера (музыканта-шведа). И захотел он чего-то туда зайти. Забегаловка полна полупьяных мужиков. И вот стоим мы, выпиваем... Сзади к шведу подкрался какой-то синюшный, хлопнул его по спине, и: "Э, мужик, да-ка десятку!" (Дрор издали походил на лесоруба). Швед просто охренел...
А с Падшей лошадью, во время этого же фестиваля, связана другая одна история. Потерялся еще один швед или датчанин из файлеровской группы. Искали долго. Знакомые подсказали, что вон там, в Лошади видели какого-то не нашего волосатика. Зашел, а швед сидит, в гордом одиночестве, ноги на столе, что-то выпивает, курит. Рожа блаженная такая. Короче, кайфует... Стол засран, видимо еще до него, всякими крошками, пятнами и т.д. Но уходить он не захотел, так проникся!
raichev
Aug. 20th, 2012 05:18 am (UTC)
Она, Андрей, называлась "Рюмочная", и ее тоже нет, просто забыл упомянуть, я там бывал, но редко. Можно даже в память о Саше Голубеве назвать ее "Гюмочной".
( 13 comments — Leave a comment )